Азамат Ибадуллаев о жилищных проблемах, богатых кретинах и казахстанской органической продукции

Автор: hommes

Добавлено: 9 ноября 2016 г. в health & beauty, Интервью, Персоны.

Просмотров: 25965   Комментариев:

IMG_5790-min.jpg

В этом году Азамат Ибадуллаев покинул пост председателя правления «Казахстанской ипотечной компании», на котором проработал 10 лет. Многие задавались вопросом – чем он займется теперь? Об этом Азамат Ибадуллаев рассказал в интервью L’Officiel Hommes.


Азамат Амалович, вы долгое время проработали в «Казахстанской ипотечной компании». Вас можно поздравить с тем, что вы закончили определенный период в своей карьере? Как считаете, уход из КИКа, который можно назвать детищем Президента, нашего правительства, и который, наверное, стал вашим детищем – позитивный шаг для вас лично, или есть доля сожаления?

Все что ни делается - к лучшему. Я не могу сказать, что жалею об уходе из этой компании. Скорее, рад этому, потому что последние три года уже думал заняться чем-то другим. Мне казалось, что я задержался в КИКе. Но ввиду того, что были серьезные кризисные явления, потрясения экономического характера, я не мог уйти и оставить все в самый сложный период. «Казахстанская ипотечная компания» – не мое детище, она была создана при техническом содействии американских ипотечных гигантов Fannie Mae и Freddie Mac, предложение о ее создании вносил Григорий Марченко, а решение принимал глава государства. В 2006 году при согласовании с правительством я был назначен на должность председателя правления, и оставался на ней десять лет. Это были десять лет серьезных вызовов как перед финансовым сектором нашей страны, так и перед социальным. Потому что мы строили свыше 86 000 объектов жилья и недвижимости по республике. У нас были обязательства перед 350 000 человек, которые, можно сказать, были связаны одной судьбой с «Казахстанской ипотечной компанией».

Можете вспомнить кого-нибудь из руководителей, которые так же, как вы, провели десять лет на одной должности в крупной национальной компании?

Насчет национальных компаний не могу сказать, но на госслужбе таких людей много. Может, они не десять лет работают на своей должности, но около 6-8 лет точно.

И все-таки, 10 лет - действительно большой срок. Чего вы достигли за это время?

Я считаю так – это не большой срок. Для планирования развития компании это среднесрочный период. За это время можно внедрить новые подходы к работе. С другой стороны, это непросто сделать, потому что в Казахстане сплошь и рядом происходит так – приходит новый человек на определенную должность, начинает внедрять свои стандарты. Через два-три года его переводят на другую позицию. Он не успевает закончить то, что начал, на его место приходит следующий сотрудник, у которого, в свою очередь, абсолютно другое видение работы. В таких условиях достаточно сложно внедрять что-либо…

Поэтому у нас, наверное, президентский срок семь лет?

Уже пять лет.

Получается, на ваш взгляд, это минимальный срок пребывания на определенном посту?

Я считаю, да. Пяти лет даже недостаточно, лучше семь, в идеале – десять.

В таком случае, чего удалось добиться ипотечной компании за десять лет? Сейчас уже нет этих американских гигантов, которые были причастны к созданию КИКа. Ключевое достижение КИКа в том, что он сохранился и работает?

Нам приходилось встречать достаточно серьезное сопротивление некоторых лиц, которые не хотели, чтобы КИК развивался. Первые годы экономического кризиса – 2007-2010 были самыми трудными в работе КИКа. Четыре года деятельности компании мы вели борьбу с некоторыми госорганами, ответственных за развитие этого сектора, которые просто уклонялись или не осмеливались принимать решения. Слава Богу, что этих людей там сейчас уже нет. Несмотря на эти факторы, КИК продолжает свою деятельность. От работы ипотечной компании зависит жилищный вопрос нескольких сотен тысяч человек.

Не считаете ли вы, что проблема государственного аппарата в целом кроется в том, что люди боятся брать на себя ответственность и принимать решения? Как с этим бороться?

Если вы идете на госслужбу, вы должны понять одну вещь. Вам придется принимать решения, зачастую непопулярные. Они не всем будут нравиться, но вам нужно научиться брать на себя ответственность за них. Наверное, с этим нужно бороться на психологическом уровне.

Возможно ли решить жилищную проблему? Из опыта западных стран следует принять тот факт, что арендное жилье более популярно, чем жилье в ипотеку.

Поверьте мне, ни одна страна в мире не решила свою жилищную проблему. И Казахстан в том числе. Потому что такими темпами, какими растет население нашей планеты, невозможно решить проблему в текущем масштабе. Но можно делать то, что в наших силах, чем мы в КИКе и занимались. К примеру, запустили арендное жилье. Важно понимать, что оно строится не с целью обеспечить всех людей крышей над головой. Как сказал Президент, нужно заканчивать с пережитками советского прошлого, когда люди ждут дешевой или бесплатной жилплощади от государства. Мы живем в условиях рыночной экономики, нет никакого бесплатного жилья, есть жилье дешевое для социально уязвимых слоев населения. У нас зачастую возникают проблемы с очередями на жилплощадь – человек стоит в очереди, получает квартиру бесплатно, переписывает ее на кого-нибудь, и через определенное время у него снова есть право встать в очередь. Он так и будет стоять в ней, пока не обеспечит жильем всех родственников. Это порочный круг. Я знаю, что акимы областей борются с этой проблемой. Но это проблемы не только акимов и правительства, а общества в целом.

Еще одна цель арендного жилья – стимуляция трудовой миграции. Есть огромное количество людей, которые живут в Аркалыке, Кентау и других моногородах, в которых мало перспектив для жизни и работы. Но люди остаются там, потому что не хотят оставлять свои дома. Посмотрите на англичан, американцев или представителей других наций. Нет дохода, нет нормального заработка в своем регионе – они переезжают в другой, где есть возможность хорошо жить, учиться и работать. Только для казахстанцев это почему-то нечто неосуществимое.

Не всегда это легко. Не все люди могут взять на себя ответственность, это менталитет не только чиновников, это менталитет наших людей.

У нас есть достаточное количество в стране лиц, в правительстве и среди так называемой политической элиты, которые не боятся брать на себя ответственность за свои решения. Но, к сожалению, тех, кто этого не хочет делать, больше. А хуже всего, если они этого не могут сделать, в силу отсутствия элементарных базовых знаний.

Вы говорите о базовых знаниях, приводите в пример американцев, их образование. Что оно дает?

Начну с того, что наша советская школа образования, безусловно, была сильна во многих фундаментальных науках. Чем она отличается от американской науки? Основу советской науки составляли люди. Основу американской науки составляют знания. Это два разных подхода. У нас люди уехали - мы остались без знаний. У американцев люди уехали – у них остались знания. О чем это говорит? Мы все учились в советской школе. Я получил знания, которые в основном для меня бесполезны. Мне не очень в жизни пригодилось, что я знаю столицу Венесуэлы, столицу Шри-Ланки или сколько рек в Индии.

Какая столица Сомали?

Могадишо. Спросите американца – он этого не знает. Но он идеально знает свою отрасль, причем не только в теории, но и в практике. Приведу пример – мои племянники живут в Дубае, учатся в американской школе. Как-то они показали мне модель вулкана из пластилина, на которой разными цветами выделили очаг, лаву, магму. То есть мы изучали все это по черно-белым картинкам в учебниках, а они знают, как выглядит вулкан. Вот и весь подход. Поэтому я не считаю, что в СССР была лучшая школа, я считаю, что у нас были лучшие люди.

А многие защитники советской школы образования говорят, что западное образование ведет к профессиональному кретинизму, при котором человек хорошо разбирается только в своей отрасли.

Давайте подойдем к этому вопросу по-другому. Что вы называете кретинизмом? Создатели Google – кретины? Создатели Фейсбука – кретины? Создатели SpaceX – кретины? Может, в нашем понимании, они кретины, но богатые кретины, которые обеспечивают тысячи людей и меняют мир. Если люди с избытком советского прошлого называют их кретинами, то они могут и меня назвать кретином.

Я не зря спрашиваю про ваш взгляд на образование. Вы покинули КИК, и сейчас занимаетесь биотехнологиями, правильно?

Правильнее будет сказать биохимией.

Но химия – плохое слово в понимании большинства людей. Возникают ассоциации – это сплошная химия, мы не будем это есть.

Химия – хорошее слово. Человек сам состоит из химических элементов. Просто нужно искоренять этот стеореотип.

Что вы делаете? Мы наслышаны о вашем проекте Lotus Organics, и, насколько я понимаю, это одно из двух десятков производств в мире, которое выпускает органическую продукцию, правильно?

Это одна из двух десятков компаний в мире, которые выпускают запатентованную продукцию биотехнологических штаммов на основе водорослевых бактерий. Во всем мире этим занимаются максимум 15 стран.

Завод Lotus Organics

И вы поставили Казахстан на эту карту мира?

Это высокопарно сказано, но именно такую цель я и ставил перед собой. Когда проект был на начальном этапе, мне предлагали построить завод в Измире, в свободной экономической зоне. Турецкое правительство очень серьезно рассматривало такую перспективу, но мы отказались.

Как вы пришли к идее производства органических бактерий?

У меня есть друзья – выпускники Стэнфордского университета, с которыми мы часто вместе собирались, обсуждали свои проекты. Я не раз делился с ними, что хочу начать проект в сфере биотехнологий. Казахстан - сугубо сельскохозяйственная страна, и сколько бы мы не добывали нефти, урана или газа, больше всего мы работаем на земле. И как-то мои друзья посоветовали мне бывшего советского специалиста в этой области. Еще раз повторюсь, что в Советском союзе были люди, которые развивали отрасль биотехнологии, СССР был одной из передовых стран в научном плане.

И вы начали работать с этим специалистом?

Да. Его зовут Фархад Омаров, он доктор биологических наук. Его жена Наргиз Омарова – доктор химических наук. В советское время они занимались разработкой питания космонавтов для межзвездных перелетов. Когда Гагарин полетел в космос, человечество было в эйфории – думали, в скором времени можно будет отправлять людей на ближайшие звезды. В СССР и в США стартовали программы, направленные на выращивание водорослевых бактерий для применения в космосе в качестве источника белка, протеинов и витаминов. Почему бактерии – потому что они отлично себя чувствуют в космосе. В СССР «мозговой центр» был сосредоточен в Ленинграде, испытательная зона, где выращивались и развивались бактерии, была создана в Баку. СССР начали работать с такими бактериями, как хлорелла, США – со спирулиновыми бактериями. К концу 80-х годов, когда люди поняли, что двигатели никаких космических кораблей не позволят достичь даже ближайшей звезды, до которой лететь 2000 световых лет, разработки были остановлены. После этого Советский Союз распался, а США передали свои технологические наработки лабораториям университетов. В конце 80-х годов это стало толчком для развития новой отрасли в науке – биотехнологии. Фархад Омаров, будучи разработчиком комплексов спирулиновых и хлорелловых бактерий в СССР, догадался запатентовать эти бактерии на свое имя. К тому времени, когда мы пригласили его в Казахстан, он иммигрировал с семьей в Турцию. Но, тем не менее, согласился поехать в Южно-Казахстанскую область, сейчас живет там, в селе Казыгурт, выращивает бактерии.

Фархад и Наргиз Омаровы

Почему площадка для выращивания бактерий сейчас находится в Южном Казахстане? Вы ведь говорили, что в советское время разработки велись в Азербайджане, в Средней Азии.

При выращивании бактерий нужно учитывать множество факторов – это солнечная погода, высота над уровнем моря не менее 500 метров. Наш завод находится рядом с границей Узбекистана, на высоте 680 метров над уровнем моря. Мы рассматривали также Алматы или Восточный Казахстан, но Южно-Казахстанская область наиболее удобна в плане климатических условий и развитости агрохимических и биохимических комплексов.

Нужна ли водорослям соленая вода?

Мы выращиваем водоросли в пресной воде, но добавляем в нее соль. Правда, наша казахстанская соль, павлодарская или аральская, не подходят для этого. Мы тестировали аральскую соль, бактерии погибли. Сейчас мы договариваемся с компанией «Аралтуз», чтобы они изготавливали для нас специальную соль.

Акимат Южно-Казахстанской области поддерживает ваш проект?

Да, они очень помогли, когда выделили земельные участки под этот проект, бесплатно решили вопросы с коммуникацией. Но финансовой помощи от них не было.

Откуда, в таком случае, у вас деньги?

От инвесторов.

Вы не планируете просить финансовой помощи у государства?

Нет, ни в коем случае. Я считаю, что это стыдно.

Расскажите, что вы выпускаете сейчас и кому это нужно.

Мы уже получили два продукта, которые отправили на испытание в Швейцарскую Конфедерацию. Это спирулин и фолиевая кислота. Изначально мы планировали работать с агропромышленным комплексом и выпускать органическую группу удобрений для животного хозяйства и для дома. Но потом мы поняли, что это не так выгодно, как производить продукцию для людей.

Чем полезен спирулин? Меня как-то просили купить его в Англии, и у нас я видел его в дорогих салонах, велнес-клубах, маленькая упаковка продается по очень недешевой цене. В чем его ценность?

Я вам объясню, что это такое. Спирулиновый комплекс включает в себя все необходимые для организма вещества - бета-каротин, хлорофиллы, хром, витамин В 12, железо. И это на 100% органика. Сейчас очень много продуктов, на которые ставят штамп «Органика» просто потому, что это модно. Я же готов доказать, что наш спирулиновый комплекс – действительно органически чистый продукт. Спирулин выращивается в специальных бассейнах, затем его сушат. Правда, при высушивании он теряет до 20% полезных свойств – ведь это водорослевые бактерии, они должны жить во влажной среде. Поэтому мы сейчас планируем наладить производство спирулина в жидком виде.

Многие не понимают, как в Казахстане можно производить высокотехнологичные продукты и органику. Где депонированы ваши штаммы?

В Испании. Они запатентованы на 25 лет, и благодаря этому я спокойно могу продавать их европейцам.

Вы планируете обеспечивать спирулином казахстанцев?

А нужно ли им это? Если да, то мы будем работать над этим.

Будет ли казахстанский спирулин дешевле, чем импортный?

Определенно да. Пока я не знаю, по какой цене продается спирулин в Казахстане. Но могу сказать, что килограмм чистого высушенного спирулина, имеющего соответствующий патент, стоит примерно 600 евро. Все, что продается в готовом виде – это не чистый спирулин, а смесь с протеинами и с другими веществами.

Есть ли аналог этой продукции в России?

Нет! Я знаю, что в МГУ есть лаборатория, которая производит этот продукт. Но аналоги не так важны, как продукция, на которую есть патент.

О чем это говорит? О качестве?

В принципе, качество одинаковое. Важно понимать, что все, что модифицируется на молекулярном уровне – это ГМО. То, что не модифицируется – живые организмы – их производят по 15-16 штаммов, которые имеют патенты. Если нам никто не будет мешать, то Казахстан так и будет в числе стран, которая производит запатентованную органическую продукцию.

IMG_7400.jpg

А вам кто-то мешает?

Нет, пока никто не мешает. Надеюсь, и не будут. Но в бизнесе всегда нужно просчитывать риски. Если у нас возникнут какие-то проблемы, мы всегда можем собраться и уехать. Многие страны готовы предоставить свои площадки под такое производство, как у нас.

Но даже если в рамках региона возникнут какие-то проблемы или давление, вы же можете уехать в другой город Казахстана, скажем, в Алматы?

Мы сейчас об этом и думаем.

Даже так? Вас что-то не устраивает в Южно-Казахстанской области?

Многие чиновники просто не понимают, чем мы занимаемся. Им нравится отчитываться перед вышестоящими структурами – мол, у нас в области развиваются биотехнологии, но мы не видим от них той помощи, которую они обещали. Я не прошу ничего сверхъестественного, но если мне дают обещания, я жду, что они будут выполнены. Сейчас мы думаем над тем, можно ли оставить в ЮКО производство спирулины, а изготовление конечного продукта перенести в другой регион.

Как вы уже сказали, в Казахстане лучше всего работать на земле. Как вы считаете, может, нам не стоит выпускать вертолеты, автомобили, планшеты, микросхемы, а лучше сосредоточиться на сельскохозяйственном сегменте, биотехнологиях? Возможно, имеет смысл выпускать такие продукты, как у вас, с большой надбавочной стоимостью для международного рынка?

Я всегда считал, что Казахстану не нужно производить самолеты, вертолеты. Какие бы мы не делали вертолеты, нам в первую очередь нужны будут железные дороги, по которым их можно будет транспортировать, спецодежда для работников, питание для них. Вот на чем нужно специализироваться. А отрасль биотехнологий, как и производство вертолетов и микросхем, требует огромного вложения в разработку и исследования. Само по себе производство спирулины не такое уж дорогое, в отличие от патентов и научных исследований.

lotus-30.jpg

Но вы же не тратили деньги на научные исследования, вам повезло найти специалиста.

Да, мне повезло в этом плане, и я желаю того же и другим.

Как в Южном Казахстане, в Шымкенте обстоят дела с квалифицированными работниками? Нужно ли сотрудничать с университетами, которые готовят специалистов в области биохимии?

Специалистов очень мало, потому что те, кто специализируются в этой отрасли, не хотят ехать в села, жить и работать там.

Получается, что известный советский ученый уезжает работать в Казыгурт, а наша молодежь не хочет?

Вот это я и называю страстью к делу, которым ты занимаешься. Откровенно говоря, я сам не хочу ехать в Казыгурт, но я знаю, что вложился в этот проект, что я несу ответственность за него, поэтому я должен им заниматься, контролировать процесс производства.

Как обычный казахстанец может увидеть эффект от того, что вы делаете? Планируете ли вы выпускать продукцию, помимо биокомплексов, которой сможет пользоваться любой человек? Можно будет, к примеру, производить косметическую продукцию, шампуни?

У меня была мысль делать биологически активные удобрения на основе спирулиновых бактерий, но я отказался от нее. Когда я был в Японии и изучал этот вопрос, мне сказали – зачем вам производить такой дорогой продукт? У нас люди его пьют. Я ответил, что у них людей больше, чем у нас животных. Что касается шампуней, то в их состав входят химические вещества, хлор, фосфор. Бактерии не выживут в такой среде.

Когда мы увидим в магазинах спирулин, который сможет купить каждый?

Если казахстанцам нужен этот продукт, если они готовы его покупать, то мы можем наладить дополнительное производство и поставлять его в магазины и аптеки с марта.

Вы из тех людей, которые хотят изменить мир, или все-таки в первую очередь бизнесмен?

Я думаю, все бизнесмены, которые придумывают какие-то вещи, пытаются в первую очередь заработать деньги. Они делают вещи, которыми пользуется обычный человек, и таким образом меняют мир. Если же начинать проект с целью изменять мир, то можно сразу обанкротиться.

Спасибо за интервью, я желаю удачи вашему бизнесу. Надеемся, что в марте мы уже сможем прийти к вам за готовой продукцией! 


Расскажи друзьям: 


Краткая ссылка: http://hommes.kz/blog/456/


NEW
Похожие записи