Нурлан Коянбаев показал, как делают «Бизнес по-казахски»

Автор: Онель Китапбаева,

Добавлено: 9 января 2017 г. в Интервью, Персоны.

Просмотров: 3366   Комментариев:

IMG_7235.JPG

Перед Новым годом в прокат вышла казахстанская комедия «Бизнес по-казахски». Это дебютный фильм популярного КВН-щика и телеведущего Нурлана Коянбаева – после почти пятнадцати лет игры в КВН и работы на телевидении он решил, что пора открывать новые горизонты. В интервью Hommes.kz Нурлан рассказал, почему он хотел снять фильм с проката перед самым его выходом и почему казахи так любят делать бизнес с родственниками.



Нурлан, вы первый раз попробовали себя в качестве генерального продюсера фильма и актера. Какие у вас впечатления?

Честно сказать, было сложно. Хоть у меня и большой опыт работы на телевидении, кино – это совсем другое. Раньше я не до конца представлял себе весь процесс съемки и производства фильмов, а сейчас понимаю, что в кино важно абсолютно все – техническая часть, работа актеров, грим, костюмы, сценарий, подбор локаций и многое другое. Совмещать на площадке работу продюсера и актера тоже непросто. Актер перед съемками должен прочитать сценарий, отдохнуть, чтобы выходя на сцену, он мог сосредоточиться и войти в образ. А продюсер еще и решает множество производственных вопросов, и у меня на это оставалось время только по ночам.

Вы изначально знали, что будете играть главную роль? Или так было решено в ходе написания сценария?

Изначально мои друзья, сценаристы, с которыми мы все вместе работали, предложили – а почему бы тебе самому не сыграть главную роль, у тебя все-таки есть опыт игры на сцене. Сценарий нам дался легко – мы работали над ним с ребятами-КВНщиками Алишером Утевым и Арыстаном Кауневым. И шутки писали специально по «гостиничной» тематике. В КВНе это называется домашним заданием.

Делать бизнес с родственниками – достаточно распространенное явление в Казахстане. Как вы к этому относитесь?

На самом деле, не только в Казахстане берут родственников на работу. Возьмите те же самые американские фильмы – у крупного магната заместителем работает сын или брат. В корейских сериалах у глав корпораций тоже под боком работают жены, невестки. Но у них родственные связи не играют такой роли, как у казахов. Понятно, когда родственников принимают на работу в частные компании, но когда жены, мужья, братья-сестры начальников работают в государственных учреждениях – это, на мой взгляд, неправильно. Это же не ваша личная компания.

Вы сами хотели бы работать вместе с родственниками?

Наверное, нет. Там, где деньги, все равно будут какие-то споры. Лучше работать с профессионалами, которые знают свое дело. Они выполняют поставленные задачи и получают за это деньги.

Почему в фильмах казахов из аулов выставляют не в самом лучшем свете? И вести себя они не умеют, и что такое Google не знают, а в сферу обслуживания их вообще лучше не пускать.

Опять же, такое можно увидеть не только в казахстанских фильмах. Возьмите тот же самый «Дьявол носит Prada» - простая девушка пришла устраиваться на работу в люксовый журнал о моде, и элементарно не умеет носить каблуки. Все смеются над тем, как она одевается. Во всех фильмах людей из провинций показывают простыми, без лишнего лоска, такими, какие они есть. Это нормально, и это не значит, что они плохие или неудачники. Во все времена были и будут города и деревни, и эти две стороны всегда будут сравнивать. Сельчанам необязательно следить за какими-то трендами, в то время как жители городов всегда должны быть в курсе последних новостей, событий, тенденций. Но я категорически против того, чтобы аулы выставляли в страшном виде. Очень часто в фильмах можно увидеть страшные печальные аулы, которые усиливают контраст по сравнению с крупными городами. Вы бы видели первые фотографии аулов, которые мне приносили – старые, давно не ремонтированные дома, унылые пейзажи. Я спрашиваю: «Почему такие некрасивые локации? Давайте найдем домики покрасивее, чтобы деревья рядом были, заборы покрасим». Складывается впечатление, что в Казахстане все аулы такие. Аул – это не плохое место, откуда нужно бежать, просто не всегда везет с акимами. Если привести аулы в порядок, заасфальтировать дороги, покрасить домики, то жители не захотят оттуда переезжать. Знаете, какой для меня был самый большой комплимент от зрителей?

Какой?

Мне в комментариях писали – наконец-то жизнь в деревне показали веселой, интересной. Мы покрасили забор, возле которого сидит местная звезда Гульназ Жоланова, показали красивый дастархан в доме у аташки, даже новый туалет поставили среди степи. Нам хотелось, чтобы аул был симпатичным, жители – позитивными. И зрители пишут мне – благодаря этому фильму, мы можем себе представить, в каком ауле жил Нурлан. И мне это приятно читать. Я в детстве жил в ауле в Кызылординской области, у нас соседями были немцы, корейцы, в ауле работали пять школ с русским языком обучения. Все было чисто, красиво, аккуратно – немцы красили заборы в белый цвет, корейцы строили сарайчики, уборные были новые.

Как вы сами оцениваете свой первый фильм?

После выхода картины в прокат я посмотрел ее два раза, уже в качестве зрителя. И понимаю, что какие-то моменты остались недоработанными. Где-то надо было сделать по-своему, а не так, как советуют другие. Но мы же новенькие в кино, и часто приходилось слышать: «Нурлан, вы же КВНщики, в кино все по-другому». А я говорю: «Не отталкивайте КВНщиков, у нас есть самокритика, мы уважаем зрителя и прислушиваемся к его мнению». В КВНе самая высокая плотность юмора в минуту. И я уверен, что в кино человек тоже не должен скучать, каждые 10-15 минут зрителя надо интриговать или смешить. Хоть у меня и нет режиссерского образования, я понимаю, что люди пришли на полтора-два часа, с девушкой, друзьями, родителями, купили попкорн, перед ними есть только экран – теперь их нужно развлекать. Когда я посмотрел фильм в кино, мне показалось, что первые полчаса не затягивают. Переживал, как люди воспримут, особенно алматинцы. Если в других городах люди ходят в кино, чтобы просто посмотреть фильм, то в Алматы очень любят критиковать. Но вроде отзывы положительные, особенно много от зрителей из регионов. Приходил Акан Сатаев, хвалил. Я спрашиваю: «Вы серьезно? Скажите свое мнение, вы же опытный режиссер». Он отвечает: «Конечно, самый большой комплимент – это полный зал».

У вас играет отличный актерский состав. Как вы подбирали актеров?

В основном подбирали по результатам кастинга. Некоторых планировали пригласить сразу же на конкретные роли. Например, индийского актера Сиддхартха Шугла, который сыграл роль иностранного инвестора, мы хотели пригласить еще тогда, когда писали сценарий. В это время он снимался в каком-то фильме у себя в Индии, мы позвонили к нему и предложили сняться в нашей картине. С Сиддхартха мы сразу нашли общий язык – когда я узнавал у него, есть ли райдер, на какой гонорар он рассчитывает, он очень грамотно ответил, что возьмет столько, сколько платят казахстанским актерам. Он прилетел, мы с ним обсудили сценарий. Поначалу было сложно, потому что общались через переводчика. Сиддхартха казалось, что некоторые моменты в сценарии лишние, а мне приходилось убеждать его в том, что именно эти шутки понравятся казахстанскому зрителю.

Но ему понравилось сниматься в казахстанском фильме? С учетом того, что он не говорит по-русски, не понимает юмора?

Сценарий мы ему перевели, поэтому он понимал, о чем фильм. Не скажу, что он сильно удивился, после Болливуда его сложно чем-то удивить, но тема казахских родственников ему понравилась. Я объяснил Сиддхартха, что в Казахстане кино сейчас находится на стадии развития, первая волна была в 80-х годах, сейчас идет вторая, поэтому все идеи можно воплощать в жизнь. Но когда мы сидели всей съемочной командой, человек 50, обсуждали фильм, смеялись, то ему, конечно, было не очень интересно. Переводчик не успевал переводить все, о чем мы говорим.

Фильм вышел под Новый год, не было опасений, что он потеряется среди российских и голливудских новогодних кинокартин?

Нам предложили два варианта выхода в прокат – в середине ноября или под Новый год. В середине ноября вышел фильм Акана Сатаева «Районы», вышла комедия Аскара Узабаева «Гламур для дур». Три казахстанских фильма для одного месяца – это много, пришлось бы бороться за внимание одного зрителя. Поэтому мы решили выходить 29 декабря. «Бизнес по-казахски» стал первым отечественным фильмом, который вышел на новогодних праздниках. Обычно казахстанские фильмы не ставят в эту неделю, но здесь у нас были шансы собрать аудиторию. Потому что в этом году Голливуд и Россия не сняли разрывные фильмы вроде «Аватара», «Звездных войн» и других крутых блокбастеров. Конечно, я переживал, что зритель не пойдет на наш фильм во время новогодних праздников, но, как оказалось, зря. И еще меня очень радует, что казахоязычные зрители начали активнее ходить в кино, и, наверное, сейчас они нас выручают. Очень приятно читать отзывы, комментарии, что мы сделали легкий, добрый фильм. Честно сказать, я опасался потока критики – сначала даже хотел снять фильм с проката, потом было желание уехать на месяц, пока фильм не закончится в кинотеатрах.

Из-за того, что не хотели отвечать на негативные комментарии?

Не хотел обсуждать фильм со всеми. Я всегда был немного стеснительным в школе и в университете. В КВН начали играть отчасти поэтому – КВНщики всегда становятся лидерами университета. Хотелось, чтобы наш факультет был лучшим, покрасоваться перед девушками. Так и пошло. А вообще, я до сих пор даже тосты в компании друзей не люблю говорить. Поэтому меня смущала мысль, что нужно будет обсуждать фильм, принимать отзывы, мнения, критику. Но понимаю, что уже вышел на арену, то есть давать задний ход поздно.

Вас не сравнивают с Нуртасом Адамбаевым? Он тоже КВНщик, снимает популярные комедии.

Конечно, сравнивают. Бывает, пишут – посмотрел ваш фильм, хороший, но не обгонит по охвату первую «Келинку Сабину». Я был готов к этому. Нас четверо КВНщиков – я, Нуртас, Аскар Узабаев, Аскар Бисембин, и все стали снимать фильмы. Но я начал снимать фильм не потому, что они этим занимаются. Я же машину покупаю не потому, что полгорода ездят на машинах. Мне нравится творчество, хочется проявить себя в этой сфере.

Вы сказали, что у вас была мысль снять фильм с проката. Сейчас вы довольны результатом?

Мне нравится, когда люди смеются. Как-то, после промо-акции мы всей командой актеров, человек 17, зашли в зал на показ. Зашли тогда, когда выключили свет, но люди все равно нас узнавали: «О, это же главный герой!». И в тех местах, когда люди смеялись, я прямо кайфовал.

Мне понравился момент, когда к Жомарту пришла его девушка, увидела новый персонал отеля и говорит: «Зачем вы их вообще набрали? Они же все страшные!». А главный герой отвечает: «Да нет, там только швейцар страшный».

Я и сам ждал этот момент, потому что шутка была спонтанной. В сценарии ее не было, мы с Куралай в ходе съемки этой сцены решили – а давай ты скажешь так. Это шутка к месту, она не диктует зрителю: здесь нужно смеяться! В нашем фильме швейцар добрый, хороший, над ним можно подшутить, и зал будет смеяться.

Раз ваш дебютный фильм зашел на ура, собираетесь дальше снимать кино?

Конечно, мы уже сняли второй фильм – «Каникулы в Тайланде», где я также сыграл главную роль. Этот фильм о том, как у казахов в общаге открылся через окно порт в Тайланд, где и начинается все интересное. Фильм выйдет в прокат в апреле. Надеюсь, что зритель его воспримет так же хорошо, как и «Бизнес по-казахски». 


Расскажи друзьям: 


Краткая ссылка: http://hommes.kz/blog/568/


NEW
ТОП
Похожие записи