Фотограф Владимир Бабкин: "Чтобы снимать красивых девушек, много ума не надо"

10.jpg

С искушенным коллекционером и человеком, называющим себя «великим фотографом» – Владимиром Бабкиным, после проведения третьей персональной выставки, прямо в студии, посреди красок и недописанных полотен, встретилась одна из его любимых моделей, большая поклонница его творчества, знаток искусства вообще и фотографического в частности, Виктория Моминбаева.


Я посчитала периодичность ваших глобальных «выходов в люди» – каждые три года. Двойная юбилейная выставка в музее им. Кастеева в 2010 году, «Цветы» – в 2013-м. И вот сейчас в «Кубе»…

То есть, меня прорывает! Главное, что мне хотелось бы подчеркнуть и для себя, и для публики: некоторую разницу между выставками – количественную и качественную. Мой путь в фотографии – это путь человека, который ищет способ «достучаться» до зрителя.

Вы напоминаете женщину в шубном магазине, которая не может ничего выбрать, поскольку у нее тоже есть все!

Если раньше я следил за техническими новинками и возможностями которые они дают, то сейчас я к ним абсолютно равнодушен. Я давно созрел до понимания: дело абсолютно не в фотоаппарате. Останется завтра у меня только телефон, не изменится ничего, шедевров меньше не станет! А учитывая нынешнюю тенденцию, я начал пользоваться кистями и красками. Мне все равно, на чем сделана фотография. Как фотограф, я имею возможность снимать сюжеты – это и есть основа, содержание. После третьего бокала просекко могу сказать, что я великий фотограф! На трезвую голову, возможно, я этого не повторю, но сейчас вам говорю абсолютно точно!

Володя, вы с одного кадра ловите женщину в лучшей ее ипостаси! Много раз испытано на себе. Вот это чувство прекрасного – оно внутри?

Для меня фотоаппарат – физический прибор, инструмент с помощью которого я имею возможность что-то изучать. Есть фотографы, которые безумно любят фотоаппараты. А я безумно люблю людей, особенно женщин, и я вижу их красивыми.

У вас есть понимание, куда идет современная фотография и по пути ли вам с ним?

Есть такая замечательная фраза: рок-н-ролл мертв! Так вот, современная фотография – это труп, который начинает уже смердить. Благодаря техническим возможностям, не нужно быть профессионалом, чтобы считать себя фотографом. Именно поэтому мы сейчас имеем огромное количество материала. Листаем, допустим, альбом «100 лучших пейзажных фотографов» и не можем вычислить автора. Вы будете листать все казахстанские журналы с гламурными сексуальными девушками, в них будут обязательно элементы «тащевки», кислотность, андеграунд, и вы никогда не вычислите фотографа. Потому что давно, лет так 10 назад, индивидуальная работа фотографа с моделью была заменена «коллективным подходом». В людей забивается определенный шаблон: какой должна быть фотография и все четко ему следуют. Мое же нутро этому сопротивляется. Именно поэтому я исчез со страниц журналов.

11.jpg

Володя, по мне, это очень печально!

Не вписываюсь в гламурную концепцию. Я чужеродная часть «коллективного бессознательного», где главные люди на площадке – стилисты и визажисты.

Кстати, только сегодня имела дискуссию на эту тему. Существует мировая практика: журналы снимают на обложку звезд, иногда им платят деньги, иногда нет. В Казахстане же, на мой взгляд, происходит пагубная вещь, когда совершенно лишние люди платят деньги и появляются на обложках – в одинаковых позах, с одинаковым макияжем и локонами, в одинаковых тряпках. И это, правда, уже не смешно!

Потому что от фотографа не зависит ничего! Есть целая армия людей, которые все сделают за тебя. Визажист скажет, с какого бока надо фотографировать, парикмахер скажет, что затылком поворачиваться нельзя, стилист скажет – в кадре должен быть виден карман, в результате получается «Модалар журналы» 80-х годов прошлого века, в котором я когда-то начинал карьеру.

А может, когда человек с харизмой, она проявится на фото, а когда без – ты его как ни накрась, в какую ванну не уложи, содержания не прибавится?

Содержание есть в каждом. Вопрос в том, как его вытащить наружу и соответствует ли оно представлению модели о себе. У нас же все хотят быть Наоми Кэмпбелл. Фотографий Мэрилин Монро сотни, в истории осталось три. Обнаженная на красном бархате для Playboy, несмотря на то, что снимок тривиальный и примитивный – он был первый и он был голый. Вторая – заплаканная Мэрилин у Демаршелье. И Уорхолл. Они остались в истории благодаря личности – и кого снимали, и тот, кто снимал.

Сейчас мы говорим, что в современной фотографии вам претит шаблонность и любовь к техническим эффектам?

В современной коммерческой фотографии, да. Но есть другая сторона. Почему я имею наглость, скажем так, называть себя значимым фотографом? Именно потому, что если вы зайдете на мою страницу в «Инстаграм», там практически нет фото знаменитостей, хотя я могу эксплуатировать эту тему бесконечно. Я выкладываю фотографии на 100% мои – творческий багаж. И я осознаю, насколько он огромен и разнообразен!

Это на самом деле так. До сих пор помню подготовку к юбилейной выставке в музее им. Кастеева. Как же трудно было отбирать фотографии, при этом осталось море работ, не вошедших в экспозицию, многие до сих пор стоят у меня перед глазами. Вот, кстати, вопрос: почему у нас, если любят Казахстан, его любят так: природа, кони, беркуты? У вас я помню и поп-арт посреди степи, и граффити – творческий подход. Давайте поговорим о коммерческой составляющей. Почему у нас фотография не продается?

Потому что фотография, как и рок-н-ролл, мертва. Некоторые продолжают изображать из себя фотографов, но они, откровенно говоря, просто смешны. Фотография настолько расширилась и упростилась, что любой школьник с телефоном – фотограф, способный снимать уникальные кадры. Раньше, допустим, творили замечательные фотографы – Картье-Брессон, Брассай, заложившие основы восприятия фотографической действительности. Они внедрялись в среду, снимали на улице. Потом была эпоха 70-х, когда советская фотография бурно развивалась и тоже были те, кто снимал на улице. Что сейчас? Новые фотографы выдумывают для себя новое слово – стрит-фото и с гордостью несут это знамя. Я нисколько не преуменьшаю их талант, но меня умиляет глобальная и всеобъемлющая безграмотность. Они каждые 10 лет изобретают велосипед – хорошо, но это, точно, не способствует развитию фотографии! Я пришел к тому, что нет никакой разницы, когда дело касается изобразительного искусства, деление на жанры вообще не актуально.

12.jpg

То есть, вы классифицируете фотографию как часть изобразительного искусства?

Абсолютно генетически идентичную и гармоничную! Многие теоретики в начале ХХ века утверждали, что у фотографии есть уникальное свойство запечатлевать момент. Но сходите в Орсе и взгляните на импрессионистов! У того же Дега – абсолютный фотографизм, а ведь у него не было репортажной камеры. Он все писал по памяти! И что?

У меня родилось такое сравнение: картины – это библиотека, фотографии – то, что сейчас, что актуально, зашли в Google и нашли любую.

Правильно заметили! Единственное, что могу добавить: я вообще отрицаю понятие художественной фотографии. Любая современная фотография тиражируется и повторяется. Вспомните, известный всем Данил Олейник много лет назад собирал сливки с так называемой «гламурной фотографии». Но пришел момент, когда еще фотографов пять, как минимум, и их клиенты выдавали свои работы за Олейника. Сейчас все копируется элементарно. Именно поэтому я считаю, что современный фотограф – скорее, коллекционер, собиратель ценных для себя моментов. Неизбежно появляются коллекции, перерастающие в музеи. Многие фотографы, к примеру, любят снимать красивых девушек. Замечательно! Я тоже люблю. Моя первая жена много лет назад сказала мне: «Чтобы красивых девушек снимать, много ума не надо». И это касается не только девушек! Это и о природе тоже! Природа и так красивая! Поющий бархан или Фудзияма, с какого бока не сними, Поющим барханом и Фудзиямой останутся! Где тут заслуга фотографа? Или озеро Кайынды, заезженное со всех сторон! Вот оно, лицо Казахстана – озеро с гнилыми елками! Я просто дурею!

Я поняла, кого вы мне напоминаете! Сергея Шнурова в современной фотографии!

Это комплимент!

Когда я училась в фотошколе у Ники Белоцерковской, у нас в преподавателях был маэстро, прекрасный французский парень, представитель «Лейки» и «Магнум Фото», прославившийся тем, что снимал портовых шлюх в Марселе. Так вот, в первый же вечер, прослушав его лекцию, я поняла, для него фото – это все то, что вы бы отбраковали. Я это уловила, а группа из 10 человек – нет. В конце занятий я выбирала снимки так, как сказал маэстро, 10 самых неудачных на мой взгляд, за что была удостоена звания «гений». То есть, нужно отличаться и найти все-таки собственный почерк?

Искать специально бессмысленно. Для меня это спорт. В Париже я тоже фотографирую Эйфелеву башню, я фотографирую все… Каждый раз пытаюсь себе что-то доказать, при этом осознаю – это моя коллекция! Вопрос не в том, что фотографируешь, вопрос – как. А я в этом плане коллекционер искушенный.

А как в таком случае вы относитесь к фото в соцсетях?

Это революция!

«Революцией» вы называете семьсот аккаунтов в ряд – одно лицо с таким макияжем и с другим макияжем, одна попа в таких трусах и в других трусах?

Ну, так это тоже чья-то коллекция! На сайте фотографер.ру есть автор серии портретов в московском метро. В течение нескольких лет снимал с расстояния трех метров (мыльницей на пузе) сидящих напротив него людей. Вы можете представить, какие там выражения лиц? А ведь получился портрет эпохи! Есть замечательный фотограф Орацио, он снимал всех звезд преимущественно голыми, самая знаменитая сессия Памелы Андерсен его работа. Мы были на его выставке и, конечно, купили альбом. Так вот, в нем то, что отбраковали, что осталось «за кадром». В этом вся сила! Но был там и другой его альбом с портретами одной единственной героини, девочки примерно с 13 до 20 лет, практически документальное фото. Это его коллекция.

14.jpg

Когда же фотография становится искусством? Тут мы и переходим плавно к вашей выставке.

В своих работах я всегда видел глобальный «живописный потенциал», который требовал, скажем так, оторвать их от банального восприятия фотографии. Поэтому мой переход на смешанную технику был очень эволюционным. После выставки в музее им. Кастеева сарай оказался забит снимками. Я решил экспериментировать, при- дать фото ту самую уникальность, которую невозможно растиражировать. Начал сам создавать не только изображения, но и рамы.

Без преувеличения скажу, ваши фотографии у меня на самых центральных местах в доме, я ими любуюсь. Это шедевры.

Благодарю, Виктория. На днях четыре работы улетели в Монако, не дождавшись выставки.

Это же замечательно! Выставки для того и организовывают, чтобы работы продавались.

Моя глобальная цель: чтобы мои работы висели на стенах, не важно где.

Желательно на стенах музеев уровня Metropolitan.

Если говорить о продаже, искусство всегда было интимным процессом взаимоотношений с заказчиком. И только сейчас появились посредники – менеджеры, промоутеры, которые объясняют, кто «крутой», а кто нет. Но уровень работы в любом случае определяется заказчиком. Если заказчику нужен шедевр, он найдет достойного исполнителя. Когда заказчику был нужен Леонардо да Винчи, появился Леонардо да Винчи. Если бы нам нужен был Лашапель, у нас бы появился Лашапель. Кстати, Запад не страдал болезнью оголтелого гламура. Там все происходило намного мягче. И это напрямую связано с самовосприятием и самооценкой у наших людей. По снимкам, которые вы выкладываете в соцсетях, о вас очень многое можно понять. Поэтому мой следующий этап – фототерапия.


Добавлено: 15 февраля 2017 г. в Персоны

Просмотров: 5228   Комментариев:

Расскажи друзьям: 


Краткая ссылка: http://hommes.kz/blog/627/


NEW
Похожие записи