Куаныш Шонбай: как купить квартиру в Алматы, работая официантом

Автор: Онель Китапбаева,

Добавлено: 30 марта 2017 г. в Интервью, Персоны.

Просмотров: 17861   Комментариев:

WhatsApp Image 2017-03-29 at 14.26.40.jpeg

Куаныш Шонбай – управляющий партнер сети ресторанов Rumi. Он не только приучил казахстанцев к вкусному плову и показал, что заведения, в которых нет алкоголя, могут быть популярными и прибыльными, но и выполняет огромную социальную миссию. Он приглашает на работу в рестораны своих земляков из Тараза и считает своим настоящим достижением, если им удается обосноваться в Алматы, получить образование, начать хорошо зарабатывать, купить квартиру. На этот раз мы поговорили с Куанышем о том, как он оценивает свой успех и как работа официанта может изменить жизнь обычного казаха из аула.


Куаныш, до того, как вы открыли Rumi, вы успели попробовать себя в самых разных сферах. Почему решили остановиться на ресторанном бизнесе, чем он вас привлек?

В ресторанном бизнесе есть простор для творчества, фантазии. В строительном бизнесе, например, специфика совсем другая. Мне очень нравилось заниматься преподаванием, одно время я работал преподавателем в Таразе и зарабатывал 67 000 тенге. Несмотря на маленькую зарплату, в этом были свои плюсы. Учитель может творчески подойти к своему предмету, пробовать новые методы подачи информации, там нет ограничений. В ресторанном бизнесе тоже нет ограничений, всегда можно работать над обучением персонала, продвижением, улучшением концепта заведений. Мы можем менять отношение людей к каким-то устоявшимся стереотипам. К примеру, в Rumi нет алкоголя и мы запрещаем курить кальян в залах, но это не значит, что у нас нельзя хорошо провести время. На днях я был на тренинге в Шымкенте, и там познакомился с бизнесменом, у которого семь ресторанов по городу. Узнав о том, что мы продвигаем концепт заведений без алкоголя, он удивился, и после встречи даже начал думать о том, чтобы исключить алкогольные напитки из меню всех своих ресторанов. Я не говорю, что мы против алкоголя или против кальянов, суть в том, что в сознании людей ломаются какие-то стереотипы. В ресторанном бизнесе не надо ждать признания по пять-десять лет, рынок завоевывают сразу. Вообще, я считаю, что одна из формул успеха – заходить на рынок, на котором творится хаос, и занимать там свою нишу. Взять, к примеру, Uber – они первыми зашли на беспорядочный таксомоторный рынок, и сразу же нашли своего клиента.

Вы тоже зашли на рынок в тот момент, когда творился хаос?

Раньше если люди хотели поесть плов или блюда восточной кухни, они шли в узбечки в Горном гиганте. Мы просто предложили лучшие условия и лучшие цены. Когда мы заходили на рынок, цена на плов в Rumi была чуть ли не в два раза ниже, чем в других местах, если мы говорим о хороших ресторанах. Сейчас мы принимаем почти 80 000 гостей в месяц, работаем по «белой» кассе, что редкость для ресторанов, платим в целом миллион долларов в год своим сотрудникам. И нам есть, куда расти – до конца этого года мы планируем открыть еще несколько ресторанов по Казахстану.

Насколько я знаю, вы открыли академию Rumi специально для обучения персонала, приглашаете на работу своих земляков из Тараза. Вы уделяете особое внимание сервису?

К вопросу сервиса мы подходим прагматично. Всем известно о гостеприимности южан, и к обслуживанию гостей у них особое отношение. Это общепризнанный факт, я считаю, что споры здесь будут лишними. Так зачем нам обучать парня, например, из Павлодара на официанта, если с этим лучше справится парень из Тараза? Как говорил Говард Шульц, автор книг о корпоративной культуре: «У нас часто спрашивали, как вы заставляете всех улыбаться?». Мы никого не заставляем, мы просто не берем тех, кто не умеет улыбаться. Южане любят гостей и умеют хорошо обслуживать. Даже если бы я был родом из Павлодара, то, скорее всего, брал на работу людей с Юга. В скором времени, с открытием новых ресторанов, мы снова отправим людей в Тараз и Шымкент искать персонал. И да, я считаю, что за те деньги, которые вы платите в Rumi, вы получаете очень хороший сервис. Инвестиции оправдывают себя.

Вы сами оплачиваете обучение своих сотрудников?

Естественно. Но как педагог могу сказать, что бесплатное обучение не бывает эффективным. Обучение будет эффективным в том случае, если на кону что-то стоит. Обучение стоит, скажем, 150 000 тенге. Если после обучения человек увольняется, не отработав определенный срок, мы удерживаем с него эту сумму. Это делается не для того, чтобы наказать его, оштрафовать, а для того, чтобы сотрудник понял, что качественные знания бесплатно не даются. Но если у человека есть желание учиться, работать и расти в профессиональном плане, то для него это обучение будет бесплатным и послужит первоначальной инвестицией в себя. Кроме того, сотрудникам, чьи зарплаты фиксированы, каждые полгода прибавляется надбавка к окладу в 5%. В год эта сумма составит 10%. Получается, что мы компенсируем нашим верным сотрудникам потери, которые они несут в связи с инфляцией.

То есть у ваших сотрудников еще и хорошие перспективы профессионального роста? Они приходят с желанием делать карьеру у вас, а не подзаработать на ближайшее время, пока нет денег?

Для нас очень важно, чтобы человек приходил с настроем зарабатывать деньги. Не просто работать, а именно зарабатывать, осуществлять свои планы, мечты. У нас много примеров развития внутри компании – охранники становились поварами, уборщицы – администраторами. Наши официанты зарабатывают по 150 000 тенге в месяц, не напрягаясь при этом. Если он работает, старается, может получать и 300 000 тенге в месяц. Это «белый», официальный оклад, без чаевых. У нас работает 22-летняя девочка, и сейчас она оформляет ипотеку на квартиру. Где еще в Казахстане вчерашняя студентка может позволить себе купить квартиру, только если ей не помогают родители, родственники? А здесь мы выступаем в качестве гаранта, и нам очень важно видеть, как наши сотрудники меняют свою жизнь к лучшему. Мы предпочитаем вкладывать в персонал, а не в рекламу. Какой смысл тратить по 40-50 миллионов тенге на рекламу, если твой персонал хамит клиентам? Лучше мы обеспечим нашим сотрудникам обучение, приемлемые условия жизни здесь, в Алматы, хорошую работу и хорошую зарплату. Мы снимаем для них квартиры, номера в гостиницах. Большое внимание уделяем тому, как они выглядят. Бывает, придет паренек с прыщавым лицом, или девчонка с кривыми зубами. Наша задача – не просто воспитать из них хороших сотрудников, но и позаботиться о том, чтобы пацан состоялся как мужчина, чтобы девчонка выросла и стала уверенной в себе женщиной. Было время, когда мы заставляли своих сотрудников тратить 10% дохода на себя – ходить к стоматологу, если нужно, на массаж, на маникюр, на дополнительные курсы. Человек должен расти как личность, чтобы уметь хорошо обслуживать других.

Что для вас приоритетнее – хорошая кухня, качественный сервис, цены или атмосфера заведения?

Рестораны делятся на несколько концептов. Есть категория заведений, которые делают акцент на кухне. К ним можно отнести и те же самые узбечки. Есть рестораны, которые рассчитаны на определенную аудиторию, куда ходят «на зрелища» - Zoloto, China Gold, Manana. Есть Starbucks, где не самый лучший кофе, но люди приходят туда за особой атмосферой. Мы в первую очередь делаем акцент на вкусную еду, но при этом не забываем о казахской атмосфере. Вы заходите, вас с порога встречают с улыбкой, играет казахская музыка, вас вкусно накормят. Кстати, 18% наших гостей – иностранцы, им интересен такой концепт.

Почему вы решили сделать своим фирменным блюдом именно плов?

Во-первых, я сам хорошо разбираюсь в плове, люблю это блюдо. Во-вторых, до нас в Алматы не было места, где можно было прийти и поесть вкусный плов по приемлемой цене. Где вы ели его раньше? В узбечках? В-третьих, это наше блюдо. Это не суши, не пицца, не такос, не буритто – это простое и понятное блюдо, которое мы едим с детства, и умеем готовить сами. В Казахстане 80% людей, которые понимают плов и едят его. Среди наших гостей – самые разные люди, есть и те, кто приезжают на Rolls-Royce, на Tesla. Глядя на них, мы понимаем, что угадали с продуктом.

1.jpg

Вы говорили, что планируете расширить сеть Rumi, открыть еще несколько ресторанов в Казахстане, и более того, выйти на европейский рынок.

В Казахстане мы планируем открыть 25 ресторанов. Мы подсчитали, что наш годовой оборот должен составлять порядка 20 миллионов долларов, для этого нужны 25 заведений. Это будут новые рестораны в Алматы, в Астане, возможно, в Таразе, в Караганде, на трассах республиканского значения. В Шымкенте вряд ли, там будет большая конкуренция в этом сегменте с местными ресторанами. Мы поставили себе цель открыть до конца года 12 новых заведений. Что касается выхода на международный рынок, планы есть, но обещать что-то конкретно пока еще рано. Было бы хорошо открыть ресторан в Дубае, в Лондоне, в Москве. Очень много нюансов по партнерам, инвестициям, локациям, логистике. Пока что мы сосредоточимся на внутреннем рынке. Три ресторана в Алматы и в Астане откроются к концу марта, в середине апреля и в середине мая. Также в планах открыть мясной ресторан. Это будет не стейкхаус, а просто место, где будут вкусно готовить обычное мясо – шашлык, баранину на вертеле, курицу гриль – ее все любят, а поесть в хороших условиях негде. Нам нужно подобрать еще пятьдесят человек, обучить их. Снова поедем в Тараз за персоналом (смеется).

Наверное, вы уже половину Тараза работой обеспечили?

Мой друг Алишер Еликбаев шутит, что я сам стал градообразующим предприятием в своем ауле. На самом деле, передо мной не стоит задача брать на работу только ребят из Тараза. Они сами приходят к нам, возможно, потому, что знают меня. Вопрос доверия тоже немаловажен.

Сколько человек у вас сейчас работает?

Около 400 во всех ресторанах. Думаем, с появлением новых ресторанов, расширим штат до 600 человек.

У вас есть образование в области ресторанного бизнеса?

Нет. Весь наш опыт и бизнес строится на книгах. Мы потратили около полутора миллиона тенге на литературу. Но я против того, чтобы знания ограничивались одной теорией. Если эти книги не помогают тебе зарабатывать, то не нужно сидеть над ними день и ночь, иди и получай навыки на практике.

Что для вас является настоящим успехом?

Для меня показатель успеха – это когда мой бывший сосед, который жил напротив меня, сегодня зарабатывает 400 000 тенге в месяц, обслуживая сенатора, и летает в Тараз на самолете, а не ездит на поезде. А если он еще женится и сделает первый взнос за квартиру, то я могу считать, что мы помогли человеку изменить жизнь. Хвастаться тем, что мы обеспечили человека работой, я не могу. Грош цена такому успеху, если человек будет пахать, но при этом не сможет изменить свою жизнь. Для меня успех – когда наша девочка покупает квартиру в ипотеку. Я радуюсь, когда официантки покупают себе шубы, когда повар может позволить себе новую сумку, когда кто-то из сотрудников расплачивается с долгами, помогает братишке оплатить обучение, когда сотрудники меняют телефоны. Когда бренд растет и развивается, а люди, работающие под этим брендом, стремятся к тому, чтобы исполнять свои мечты, это и есть победа. Нам нужны люди, у которых есть мечты, а мы поможем их реализовать. Когда они к нам приходят, мы их сразу предупреждаем, что здесь они не купят Mercedes-Benz G-класса, но обеспечить базовый доход – вполне реально. Мы за то, чтобы человек рос. Когда у нас спрашивают – кто ваши конкуренты, я отвечаю, что это лень, алчность, комплексы. Не Аскар Байтасов, не KFC, или еще кто-то. Я не люблю, когда говорят, что предприниматель должен быть социально-ответственным. Я не должен подметать улицы или ездить в детские дома. Могу, но не обязан. А вот нести ответственность за своего повара, за своего бухгалтера, за своего механика, знать, что он растет, не пьет, не разрушает семьи, элементарно, став виновником ДТП, не убегает с места происшествия – это и есть настоящая необходимость.  


Расскажи друзьям: 


Краткая ссылка: http://hommes.kz/blog/700/


NEW
ТОП
Похожие записи