Как алматинцы начали выпускать LED-диоды

Автор: hommes,

Добавлено: 18 апреля 2017 г. в Интервью, Бизнес.

Просмотров: 1253   Комментариев:

1-1002.jpg

Ханат Нурекенов – бизнесмен из Алматы, основатель завода по производству современных диодных лампочек под брендом Tecata. В 90-е годы он оставил научную деятельность и отказался от переезда в Австралию, чтобы заниматься делом, которое будет полезным для казахстанцев. Попробовав себя в разных сферах, Ханат Нуркенов остановился на новом на тот момент для Казахстана направлении – производстве LED-диодов.


- Расскажите, как получилось, что вы ушли из науки и занялись производством?,

- Начну с того, что я физик по образованию, в 92-м году закончил КазНУ им. Аль-Фараби. После окончания университета занимался компьютерным моделированием, в 94-м защитил кандидатскую. Так сложилось, что уехал в Германию и именно там продолжал научную деятельность: выпускал статьи, и скажу вам, было интересно. Вернулся через два года. А тут развал. Почти нет условий для того, чтобы заниматься наукой. Не скрою, тогда поступило предложение уехать в Австралию. К тому времени я уже обзавелся семьей и из патриотических чувств остался. Но решил уже заниматься бизнесом, а не наукой.

- Чем вы занимались в первые годы после возвращения в Казахстан?

- До начала производства диодных ламп плотно работал в IT-бизнесе. В свое время был председателем правления компании, работавшей над решением разноплановых задач. С 2005 года вместе с литовцами занялись непосредственно разработкой софта. Один из крупных проектов – полное сопровождение системы таможни Казахстана.

- Почему после IT-бизнеса вы решили заняться производством, а не, например, поставкой импортных IT-продуктов?

- Не хочу говорить высокопарные слова о производстве. Все началось в нулевых, даже в девяностых, когда в страну массово привозили факсы, телефоны и прочую электронику. Это был период насыщения нашего рынка. Уже тогда было понимание – нас используют как полигон для насаждения импортных решений. Это было везде и во всем. Но вечно так длиться не могло. И я подумал, что пора запускать производство. Однако от мыслей до старта прошло десятилетие.

- И с чего начали?

- Нам требовался качественный трансфер технологий. В отличие от той же России, Украины и Белоруссии, даже в советское время республика не имела хороших узкопрофильных научных центров. Сейчас говорить о производстве без науки очень тяжело. Это замкнутый цикл: не имея научный потенциал, не имея соответствующего образования, не имея научные кадры, производство невозможно выстроить. Судьбоносная встреча произошла в Сингапуре, где состоялся разговор с нынешним нашим партнером. Тогда и появилось мысль о создании производства. И уже в 2012 году с местными партнерами мы решили запустить в Казахстане производство LED-диодов.

- То есть вы начинали производство с нуля?

- Нет, создать производство с нуля невозможно. Или должны быть какие-то идейные решения и человеческие ресурсы для их реализации – это главные инженеры, или же правильный партнер, который уже реализовывает их в других странах, как было в нашем случае.

- Другими словами, вы использовали технологию корейского партнера, а производство наладили казахстанское?

- Нет. Различается все-таки сборка и производство. Будем честны: в мире очень мало компаний, которые все элементы производят самостоятельно. Это крупные интеграторы. В электронике ситуация следующая: во всем мире есть всего 5-6 заводов, которые выращивают кристаллы, необходимые для производства светодиодов. Для этого необходима целая индустрия, которая есть на Западе, в Южной Корее и сейчас развивается в Китае. Но в моем понимании, производство начинается уже тогда, когда ты собираешь устройство под свою спроектированную схему из разных компонентов и элементов.

- Значит, составляющие элементы вам поставляют импортные, а в Казахстане вы уже собираете из них свою продукцию?

- Верно. Мы полностью производим софт, программное обеспечение. Самое главное – мы можем менять и проектировать микросхемы. Полное производство возможно только тогда, когда есть своя лаборатория, где работают высокопрофессиональные инженеры.

- Насколько сложно открыть свой завод?

- Не так сложно. Сложнее все организовать, собрать команду, финансы. Нам было немного легче, у нас не было государственного вложения. Мы понимали, что это наши деньги, и мы должны все отработать и просчитать. Получить землю для строительства завода не так сложно, сейчас государство поддерживает предпринимателей и открыто для возможного сотрудничества. Мне очень понравилась позиция акимата при строительстве завода в Индустриальной зоне города. Представители акимата создали все необходимые условия, помогая подвести коммуникации. А больше государство ничего и не обязано делать для развития бизнеса. Если предприниматель не способен создавать конкурентный продукт, то не поможет никакая поддержка государства. К слову, сам завод, который мы возвели в индустриальной зоне, очень светлый и просторный, отвечающий всем требованиям современного мира. Он разительно отличается от типичного представления о заводе 80-х.

- А как ситуация с кадрами? Ведь одних технологий мало?

- Есть огромное количество людей, выросших в 90-е. Именно их самоопределение, рост происходил в те непростые годы. Большинство из них ударились в коммерцию, юриспруденцию. А реально востребованные специалисты появились только сейчас. Я имею в виду правильное компьютерное моделирование и правильный инжиниринг. Сегодня у меня на производстве трудятся молодые ребята, и они – молодцы, им всего по 20-25 лет, а я ими восхищаюсь.

- Приятно слышать, а все же почему?

- Многие из ребят, которые сейчас заканчивают ВУЗы, в возрасте 20-25 имеют другой взгляд на многие вещи, некие оpenmind, мыслят не стандартно. Для меня поколение 90-х выпало, они не дотягивают до нынешнего. Но повторюсь, это мое личное мнение и за все поколение тоже говорить не могу. Они живут в открытом обществе. Для них бизнес – это легко, они амбициозны, говорят мол, сейчас не получилось, получится во второй раз, в третий, все легко и просто. Эти ребята живут просто в другом мире, где информация стала максимально доступной, у каждого есть друг или знакомый с другой страны, и он с ним общается, перенимает что-то. Кстати, практически все молодые ребята с этого поколения знают английский язык, это как стандарт для них, нашему поколению уже тяжелее.

- А сегодняшний потребитель тоже нового поколения? Есть ли понимание, что ему уже не нужны «лампочки Ильича»?

- Радует, что идет тенденция на смену поколений, была «лампочка Ильича», после пришли энергосберегающие ртутные, кстати, не удобные в любом понимании, они сейчас никому не нужны. Когда мы открывали завод, конечно же, переживали, как объяснить людям, что наш продукт лучше. Понятно, что есть программы по энергоэкономии, и государство в этом плане идет в правильном русле. Если вы замените лампы накаливания на наш продукт, то понятно, что будете платить в 8-9 раз меньше за электроэнергию. Это в свою очередь уменьшает нагрузки на ТЭЦ – они ведь работают на угле, а это не самый экологичный вид топлива. И в этом плане люди уже понимают, начинают разбираться понемногу. Но опять же, на рынке 95-98% товара – это китайская продукция, причем плохого качества. Хотя, на самом деле, на внутреннем рынке Китая есть отличный продукт. К сожалению, на экспорт идет низкосортный, а то и вовсе бракованный, который должен быть утилизирован внутри рынка. По этой причине у населения складывается негативное мнение о диодных лампах.

- И что делать в такой ситуации? Трудно было выйти на рынок?

- Выйти на рынок было реально сложно, не будем скрывать. Нужны большие расходы на маркетинг или же поддержка государства. «Выйти на полку» оказалось сложнее всего. Пусть на меня не обижаются владельцы полок, они держат в очень сложной ситуации производителей. Пока народ не узнает о продукте и не скажет, что он хочет покупать именно его, они будут ставить свои 40% наценки или требовать несоразмерную плату за аренду полки.

- Из-за чего или из-за кого так происходит, на ваш взгляд?

- С некой монополией торговых центров, это стандартная ситуация о которой вам скажет любой производитель в стране. На мой взгляд, это задача общая, производителей, НПП.

- Ваш продукт только для домашнего потребления?

- Не только, больше – для смарт-технологий. В то время была потребность в этом. К сожалению, пришли кризисные моменты, и мы переключились на дом, поняли, что рынок смарт еще не готов. Пока необходимо просто насытить рынок качественным продуктом для домашнего использования. На втором этапе, конечно же, перейдем на умные технологии, ведь сегмент домашнего хозяйства занимает не более 10%.

- Ваши «умные» технологии используются в городе?

- Пока нет. Дело в том, что данные решения не дешевые, это понимают все. Мы показывали продукт на выставках, на открытии завода. Надеюсь, что со временем вопросы о внедрении «умных» технологий будут решаться в плоскости государственно-частного партнерства. Необходимо правильно выстроить планы и гарантии. Если же гарантии будут, то, конечно же, любой частник будет стремиться к экономии.

- Завод сейчас работает на полную мощность?

- Нет, к сожалению, нет, процентов на 30-40 наверное…

- Какой процент вы заняли на рынке?

- Нам и года сейчас нет, пока что работаем на рынке Алматы, выходим на Шымкент, Усть-Каменогорск.

- Выходит легче приобрести китайский товар, нежели отечественный? Ведь первый стоит на порядок дешевле?

- Не надо забывать, что дешевые подделки быстро перегорают. Качественный LED должен светить минимум 3 года, в идеале все пять. Это не расходный материал, продукт который становится частью интерьера. Вторая важная часть – это здоровье, плохой продукт будет пагубно влиять на ваши глаза. К сожалению, нет стандартов, и низкосортная продукция легко попадает в школы, больницы, иные учреждения и организации…

- Если не все знают о пользе LED, то что вы предпринимаете для того, чтобы донести информацию до народа?

- Вопрос сложный и его реализация поэтапная. На мой взгляд, тут уже государство должно передавать полномочия саморегулируемым организациям. Сегодня это НПП, это задача и бизнеса, но не только нашего. Таких заводов, как наш, в Казахстане семь. Никто нам не мешает создать ассоциацию и продвигать наши идеи. Честно говоря, я раньше смотрел на НПП с непониманием. Сейчас же вижу, что это реальный инструмент, который может объединить бизнес, и он живой. Государство должно создать условия. Мы просто привыкли к тому, что за нас кто-то должен сделать, дескать, скажите нам как нам жить, и мы будем так работать. Да никто не скажет! Это рекламные площадки, по-другому и не донесешь.

- Так покупать диодные лампы выгодно?

- Всегда помните о стоимости владения. Ведь та же «лампочка Ильича» перегорит в скором времени. И несложно рассчитать, сколько же вы их купите за эти пять лет. Или же вы приобретаете LED и на 5 лет забываете о необходимости замены лампочек. Должна поменяться психология пользования и потребления. Ведь срок окупаемости – месяц-два максимум. Далее – чистая экономия, на 80-90% в сравнении с использованием ламп накаливания.

Автор: Тохтар Алиев


Расскажи друзьям: 


Краткая ссылка: http://hommes.kz/blog/733/


NEW
ТОП
Похожие записи