Василий Горевой об особенностях национального ретейла. Cover Story

Автор: Асель Акимбекова

Добавлено: 15 июня 2017 г. в Персоны.

Просмотров: 1566   Комментариев:

cover_1.jpg

Ретейл-рынок Казахстана напрямую ассоциируется с именем Василия Горевого, финансового директора Almeo Group и президента Ассоциации ретейлеров Казахстана, чьи экспертные оценки и прогнозы всегда отражают реальную картину действительности этого сектора бизнеса. Журналу L’Officiel Hommes Василий рассказал о том, почему мировые фэшн-бренды не хотят заходить на рынок Казахстана, какие крупные проекты мирового масштаба стоит ожидать от Almeo Group и по какой причине он скучает по Алматы образца 80-х годов.


Ретейл-рынок Казахстана напрямую ассоциируется с вашим именем. Василий, всегда ли вы были заинтересованы в бизнесе в сфере ретейл? Какой путь вы прошли, прежде чем прийти к нему?

Признаться честно, я не считаю, что он ассоциируется со мной. Мало просто говорить о проблематике ретейла в целом, хочется, чтобы проводили аналогии по достижениям, а все, что я пока сделал – объединил людей. Откровенно говоря, я никогда не был заинтересован и даже не представлял себя в ретейле. Однако мой первый бизнес-опыт состоялся все же в этой сфере, хоть и был связан с довольно специфической отраслью – фармацевтикой. Это была аптека, еще на заре становления рыночных отношений и капитализма. После, некоторое время я вел свою профессиональную деятельность в сфере коммуникационного бизнеса и достаточно долгий период времени проработал в банковской системе. То есть, как минимум 12-13 лет после окончания университета я точно не думал о том, что когда-нибудь в моей жизни появится ретейл.

Book 18_PRINT-79.jpg

Каков был ваш самый первый крупный проект в сфере ретейла?

Я прошел достаточно серьезную школу c «Меломаном», приложив руку ко многим проектам, до сих пор храню самые приятные воспоминания о том времени. Понятное дело, что это были не мои собственные инициативы, они принадлежали компании, но я принимал в них непосредственное участие. Так появились Marwin, «КОМФОРТ». Но если говорить о первом по-настоящему крупном проекте, то это, пожалуй, «Меломан».

Какие ключевые проблемы сейчас существуют в ретейл-рынке Казахстана?

Отсутствие государственного регулирования, точнее, желания госаппарата разработать честные, открытые и понятные для всех правила игры. Понятно, что инициатива должна исходить от нас. Мы пытаемся это сделать, но речь идет о том, что с 2004 по 2016 год у нас практически не было законодательного регулирования сферы торговли, а ведь в этом секторе заняты около 30% трудоспособного населения страны. Внешне кажется, что все хорошо и все работает. Но дело в том, что наш рынок формируется под влиянием лобби, причем, антиретейлового, когда государство пытается субсидировать не спрос, а предложение. С точки зрения макроэкономики, это катастрофически не правильно. Государство стремится перевести торговлю с уличных базаров в цивилизованную форму, однако, делает это с позиции выгодной только компаниям-застройщикам, девелоперам, но никак не ретейлу. Государство субсидирует строительство торговых центров в надежде на то, что на эти площадки ретейл придет сам. А он не приходит, потому что либо локация выбрана неудачно, либо строительство шло не по стандартам, либо не были соблюдены еще ряд необходимых условий. Нужно понимать, что нельзя искусственно стимулировать покупательский спрос, который, впрочем, за последние два года, в силу многих обстоятельств, только снижается. Во-вторых, государство не стремится защищать рынок собственных игроков, а это очень серьезная проблема. К примеру, набившая всем оскомину турецкая программа Turquality позволяет туркам продавать товары по другой структуре ценообразования, что, откровенно говоря, представляет собой не совсем честную конкурентную борьбу. Но у государства в этом случае пассивная позиция, которая прикрывается межгосударственным соглашением. Третья проблема вызвана географическим положением: у нас огромная страна с кошмарной логистикой и размытым населением, сосредоточенным лишь по 6-7 основным городам. Почему в Казахстане так долго не было H&M? Да потому что емкость рынка в виде двух платежеспособных городов — Алматы и Астаны — в их масштабах не совсем тот бизнес, который они хотели бы видеть здесь. Более того, у нас присутствует кадровая проблема. Я уже говорил, что 30% трудоспособного населения, так или иначе, работает в торговле, но, как правило, большая часть из них не готова к ведению бизнеса. Поэтому мы наблюдаем большое количество слияний и поглощений, периодических банкротств, особенно в маленьких компаниях. А все дело в том, что у них нет ни опыта, ни профессиональной подготовки. Ну и, конечно, девалютизация рынка, о которой я говорил еще два года назад, будет решаться гораздо сложнее, чем в России, которая прошла через этот процесс достаточно быстро. У нас же, как была привязка к валюте в условных единицах, так она до сих пор и есть.

Почему к нам не хотят заходить такие популярные бренды масс-маркета, как Forever 21, Uniqlo? Нет интереса с их стороны, или с нашей?

Такие «якорные» бренды не будут торговать в Казахстане, так как они торгуют во всем мире, поэтому развиваться по такой экономической модели для них не имеет смысла. Мы для них слишком «маленькие», они не заинтересованы в нашем рынке. Uniqlo – масс-маркет бренд, предлагающий достаточно базовую одежду, которой требуется масштаб аудитории. В данном случае не так важен сам покупатель, сколько физический объем рынка, поэтому с трудом представляю себе открытие магазина Uniqlo в том же Усть-Каменогорске или Павлодаре. По этой причине они и не приходят. С Forever 21 мы вели переговоры на протяжении 1,5-2 лет — им интересен Казахстан, но опять-таки их интерес ограничивается 1-2 магазинами в Алматы и Астане. А это уже не устраивает нас. Пусть даже эти магазины будут суперуспешными, но модель взаимоотношений с такими монстрами подразумевает большие штаты, собственный офис в Казахстане. Увы, это не та модель, которая масштабируется, поэтому пока мы решили приостановить переговоры с ними.

Стоит ли ожидать расширения брендовой линейки фэшн-ретейла Almeo Group?

У нас ожидается вывод одного восточно-европейского бренда в ценовой категории масс-маркет плюс. Опять-таки мы не будем его выводить сразу в Алматы и Астану, сначала хотим попробовать его в регионах. Если там он будет чувствовать себя хорошо, то тогда пойдем на столичные рынки. Модель взаимоотношений, которую мы договорились вести с партнерами, позволяет нам брать на себя некие риски, в то время как основной риск все же лежит на них.

На какой стадии реализации находится проект Leroy Merlin и насколько значим этот проект для Almeo Group?

До запуска Leroy Merlin осталось совсем немного, уже включен таймер обратного отсчета до открытия магазина. Как вы видите, осталось 411 дней 6 часов 49 минут (на момент интервью, -прим.ред.). К сожалению, некоторые моменты на уровне даже не акимата, а государства сдвинули срок открытия на месяц, но, тем не менее, 1 июля 2018 все будет готово для встречи первых покупателей. Это однозначно знаковый проект и не только для нас, но и для всего Казахстана, потому что этот проект сопровождается серьезными капиталовложениями, которые на данный момент составляют порядка миллиарда долларов прямых инвестиций. Кроме того, это создание дополнительных рабочих мест и профессиональная подготовка кадров, которая уже началась на базе российских филиалов французского гиганта. К тому же, российский опыт очень хорошо показывает статистически, что Казахстан уже готов, и я более чем уверен, что те планы, которые Leroy Merlin строят лично для себя, реализуются в полной мере.

Какие еще проекты нам стоит ожидать от вас?

Дело в том, что обозначенная выше проблематика в сфере ретейла, ее весомая часть, заставляет нас работать не только в Казахстане, но и выходить далеко за его пределы. Буквально через несколько месяцев мы объявим о большом релизе, который номинируется рамками worldwide-проекта и будет связан с киберспортом. Для нас это н вое направление, с помощью которого мы хотим немного диверсифицировать наши капиталы и ожидаем серьезных подвижек в части реструктуризации бизнеса в целом.

А как себя чувствует интернет-рынок в Казахстане?

Что представляет собой онлайн-торговля в рамках Казахстана? Лишь непомерные расходы на логистику. Простой пример: если клиент из Атырау заказал футболку всего за 8 евро, но она ему не подошла, то по закону о потребителях продавец обязан принять ее обратно, что означает для него лишние траты в размере дополнительных 4-5 евро только за логистику. Да, статистика показывает, что онлайн-рынок Казахстана вырос на 130-140% и это вполне адекватные показатели. Но вся суть в точке старта – если вы начали продажи с 10$, то будете долго добираться до открытия офлайн-магазина. А физические точки в ближайшее время точно не исчезнут, сколько бы Уоррен Баффет не прогнозировал вымирание традиционной розницы. Особенно если дело касается стран Центральной Азии, которые исторически сложились как «базарные» регионы, где любят и умеют торговать. Да, безусловно, интернет захватывает серьезный кусок бизнеса, но пока не настолько критично, чтобы переманить всех игроков рынка на свою площадку.

Василий, отойдем от ретейла. Какими качествами, по вашему мнению, должен обладать человек, чтобы быть успешным? Что помогло лично вам?

Сложно оперировать какими-то личностными характеристиками, скорее, это коммуникационно-амбициозные качества. Я до сих пор амбициозен, цель должна быть всегда. Причем либо серьезной, либо никакой. Это некий максимализм, который люди, долго окружавшие меня, называли юношеским. Но это не юношеский максимализм, а максимализм в постановке целей и задач. Можно достигать чего-то мелкими шагами, но даже этот мелкий шаг должен быть к крупной цели. А ставить перед собой задачи, решаемые по щелчку пальца, не совсем правильно. Это не амбиции, а скорее муравьиный труд.

Вы обучаете своих сотрудников тому, что время – ценный ресурс. Но ведь всегда найдется время для того, что ты действительно хочешь.

Не совсем так. Следует искать время на то, что ты хочешь. Найдется оно или нет, это другой вопрос. Всегда нужно пытаться, иначе все остальное обернется в сизифов труд. Это касается не только бизнес-коммуникаций, но и взаимоотношений между людьми и прочих сфер жизни.

Попытка искать время – тоже сизифов труд, разве нет?

Попытка искать время – это то, что называется планированием, а ты либо умеешь это, либо нет. Это попытка выделять время. Труд только помогает, когда ты не просто пашешь, а понимаешь, что делаешь и для чего. Если ты чувствуешь, что ты тратишь время, то это точно не эффективность.

Что для вас является показателем уровня качества жизни?

Скажу сразу, качество жизни для меня не проявляется в наличии «статусных» атрибутов или вещей. Мне не нужен телефон последней модели, мне более важен его функционал. Я не нуждаюсь в автомобиле, который заставлял бы всех оглядываться на него, а нужен такой, за рулем которого я бы чувствовал себя комфортно. Для меня качество жизни, скорее, независимость от обязательств, когда ты понимаешь, что тебе не обязательно быть в 8 часов на работе, чтобы завтра ты мог прокормить свою семью. Также это независимость в эмоциях, когда твои чувства не подвержены влиянию внешних факторов: ты улыбаешься тогда, когда тебе этого хочется, а не когда смеются все вокруг; когда тебе грустно от внутренних переживаний и беспокойства, а не потому, что грустно всем остальным. Качество жизни для меня определяется степенью внутренней свободы.

Как человек, который часто путешествует и видит крупные мегаполисы других стран, что вы можете сказать об инфраструктуре Алматы? Чтобы вам хотелось изменить?

Думаю, как раз таки в инфраструктуре города с конца 80-х годов ничего менять и не надо было. А теперь уже необходимо доделывать то, что начали менять. Однозначно могу сказать, что я не люблю высотки. Чуть больше года назад переехал в таунхаус и это место моего проживания предполагает для меня наивысшую степень комфорта. Я не хочу жить в отдельно стоящем доме, потому что это, к сожалению, вопрос дополнительной безопасности в наше время. Я приезжаю домой и понимаю, что мне не нужно подниматься на 29 этаж, я могу позволить себе вечером выйти и ходить по земле, а не по балкону. Жителям Алматы как раз этого и не хватает.

То есть, таунхаусы могут быть популярны среди казахстанцев?

Таких, как я, желающих жить в таунхаусах очень много. Но есть один очень критичный для казахстанцев, в частности алматинцев, момент – само понятие «таунхаус». Вроде живешь на обособленном участке земли, но с соседями. Для местной аудитории наличие собственного дома с огороженным участком куда более важней и престижней. Но лично для меня такой формат только в удовольствие. Когда нет заборов, но есть огороженный комплекс: ты можешь не беспокоиться о безопасности детей при наличии достойной охраны, машины ездят только в их сопровождении, территория находится под полным наблюдением и контролем, а, значит за ее пределы ребенок не убежит. Идеальная концепция!

Как вы думаете, в чем заключается архитектурная прелесть нашего города?

Я помню Алматы второй половины 80-х годов, тогда город был мне намного ближе. Да, появление финансовых центров: «Нурлы Тау», AFD-плаза, Esentai Towers – это круто. Наверное, такие здания должны быть в современном городе, но мне ближе другая эпоха в истории города. Я помню период, когда «Нурлы Тау» даже не было в планах. Там был черешневый сад, который принадлежал отцу одного из моих друзей, я бродил там будто по лесу, он был невероятно больших размеров. Многие могут спорить об уместности строительных объектов на тех или иных локациях, но все дело в их самодостаточности. Как последователь пословицы – все, что ни делается, все к лучшему, могу сказать, что сейчас он там, где должен быть, а последующие поколения разберутся – оставлять его там или нет.

Какие здания в Алматы имеют для вас особую ценность и почему?

Могу обозначить три здания, слайды с которыми сохранились в моих воспоминаниях, когда я, еще будучи ребенком, впервые приехал в столицу и осознанно запомнил этот момент. Это гостиница «Казахстан», Дворец Республики и здание сельхозинститута (СХИ). Все просто на самом деле. Мой отец окончил СХИ и в один из его приездов на встречу выпускников я поехал вместе с ним. Жили мы в гостинице «Казахстан», гуляли по территории Дворца Республики, а СХИ находился через дорогу. Тогда этот маршрут сильно врезался в мою память, воспоминания о котором я храню по сей день.


COVER_GOREVOY.jpg

Представляем новый выпуск L’Officiel Hommes, который впервые вышел с десятью обложками. В рамках спецпроекта, подготовленного для нового жилого комплекса Gornyi Residence, десять самых ярких представителей современного Казахстана - Батыр Казыбаев, Санжар Мустафин, Анатолий Побияхо, Кайрат Кудайберген, Ерлан Нурпеисов, Виктория Моминбаева, Виктор Елисеев, Алина Майкеева, Талгат Досанов и Василий Горевой - поделились своими историями успеха и рассказали о том, как видят преображение архитектурного облика Алматы. Не менее интересный проект – «Правила стиля», проведенный совместно с Zenith, Jameson и «Брадобрей», в котором приняли участие Георгий Цулукидзе, Тимур Эпов, Глеб Тарасов и Данил Ким.


Расскажи друзьям: 


Краткая ссылка: http://hommes.kz/blog/815/


NEW
Похожие записи