QAZAQSTAN первым перешел на латиницу и задал новый тренд в ТВ-вещании

Автор: hommes

Добавлено: 3 ноября 2017 г. в Персоны.

Просмотров: 2746   Комментариев:

IMG_9384.JPG

Когда в начале года известного политолога Ерлана Карина назначили Председателем правления телерадиокорпорации «Казахстан», мало кто предполагал, что уже осенью мы увидим в эфире совершенно новый телеканал с современным контентом. В эксклюзивном интервью для Hommes.kz Ерлан Карин рассказал, почему он решил первым перейти на латиницу, почему национальный телеканал больше не покажет индийское кино, и как сделать Qazaqstan интересным для Интернет-аудитории.


Ерлан Тынымбаевич, вы работаете на телевидении всего 9 месяцев, но уже успели провести ребрендинг национального телеканала «Qazaqstan», полностью изменить сетку вещания, вернуть в эфир известных тележурналистов. Как за такой короткий период времени вам удалось внедрить кардинальные перемены в работе канала?

При правильном подходе, при сплоченной команде за такое время возможно осуществить еще больше. За 9 месяцев мы сделали многое, но понимаем, что нужно идти еще дальше. Эти изменения - не только моя заслуга, телевидение - это командная работа. Здесь все зависит от слаженности. Нужно быть на одной волне, быть командой единомышленников. Пока рано подводить итоги, сейчас мы думаем о новых целях. Мир сегодня очень быстро меняется, а в медиа эти изменения ощущаются еще сильнее. Здесь нет времени на долгие планы, долгие стратегии, нужно действовать быстро.

По профессии вы политолог, работали в "Нур Отане", в КИСИ, в Акорде. Как вам удалось так быстро понять язык телевизионщиков?

Управленческие подходы везде одинаковые, в любой сфере. Алгоритм принятия решений, алгоритм разработки стратегии примерно один и тот же, не важно, политика это или бизнес, банк или медиа. На самом деле, очень часто эти границы - условные. Хороший банкир может и в спортивном проекте быть отличным менеджером. Я даже знаю, что в свое время многие банки охотились за специалистами госструктур, чтобы наладить свои процессы. Есть общие универсальные подходы, и при правильном их применении можно быть успешным в разных сферах.

Но все же телевидение - это совершенно другая сфера. Здесь работают не госслужащие, а творческие люди. С ними сложнее или проще?

Творческим людям необходима свобода. Им просто нужно дать возможность реализовать свои идеи, задумки, мечты, наконец. А организационный блок должен создавать условия для них. К примеру, в Японии Президентом NHK является Киоши Уейда, который более 30 лет работал вице-президентом компании «Мицубиси Корпорейшн». Хороший менеджер может быстро понять, где потенциал для роста и развития, где что мешает, и как устранить барьеры и препятствия.

Но не каждый менеджер, приходя в компанию, которая работает несколько десятилетий, решается на такой смелый шаг, как ребрендинг.

Честно говоря, когда я пришел в Корпорацию, сразу решил для себя, что не буду даже думать о смене логотипа, потому что понимал - в первую очередь нужно менять контент. Нужно было возвращать на телевидение профессионалов. Я давно заметил, что на отечественном телевидении нарушилась преемственность поколений, и это очень сильно бросалось в глаза. Есть старшее поколение телевизионщиков, которые уже давно не работают в эфире, выпало среднее поколение, и есть одна молодежь. К молодежи я отношусь очень хорошо и всегда поддерживаю, но телевидение, повторюсь, это командная работа, здесь должен быть костяк опытных кадров, которые могут делиться своими знаниями. Мы пригласили в корпорацию Кымбат Досжан, Мухтара Туменбай, Иманбая Жубаева. Я начал встречаться с ветеранами нашего телевидения, слушал их мнения и понял, что многие механизмы были прерваны. Первые изменения мы сделали весной - начали с новостей, итоговых программ и политических ток-шоу. Общество меняется, усложняются общественные процессы, люди по-разному оценивают разные ситуации, и мы решили открыть политическое ток-шоу «Бiрiншi студия» с известным журналистом Бериком Уали. Мы стали приглашать в эфир спикеров, в том числе и представителей оппозиции, чтобы зрители могли выслушать разные точки зрения. Но при этом мы всегда стараемся эффективно проводить государственную информационную политику. Именно эти изменения помогли нам понять куда двигаться дальше.

И вы решились на ребрендинг?

Да, мы решились на тактику быстрых изменений. Весной провели первый пакет изменений, открыли аналитическую программу «Мәселе», запустили интеллектуальное ток-шоу с Дарханом Абдiк «Парасат Майданы», стали показывать фильмы на английском языке. И когда в мае начали готовиться к новому телевизионному сезону, стало понятно, что мы не можем ограничиваться тем местом, которое имеем на рынке. Нам помогли сориентироваться генеральные цели нашего Президента. Глава государства всегда говорит: «Нужно ставить амбициозные планы и задачи»! Мы подумали, почему мы не можем продавать наши сериалы за рубеж? Почему наши программы не транслируются на иностранных телеканалах? Почему мы не можем продвигать наш контент на мировом рынке? У нас есть профессионалы, у нас талантливая молодежь, у нас хороший потенциал. Сейчас мы снимаем сериалы, которые были бы интересны и другим странам, решили ряд технических стандартов, которые тормозили этот процесс. Параллельно мы вернулись к вопросу ребрендинга. Я не хотел, чтобы все силы уходили на внешние изменения. Но через какое-то время стало понятно, что если мы хотим успешных изменений, они должны быть связаны друг с другом. Тем более к нам уже в это время присоединился наш друг Сакен Жолдас, автор фильма «Он и Она», киношник, дизайнер, специалист в IT, и это помогло нам понять наши перспективы. Мы решились на комплексное изменение, хотя все начиналось с контента.

IP0A0699.jpg

Сколько времени ушло на то, чтобы поменять стилистику Корпорации «Qazaqstan»?

Сложно назвать точку отсчета, потому что одна работа становилась двигателем других процессов. К середине июня уже сложилась общая команда, в которой работали Сакен Жолдас, Аскар Ашимов, Динара Сатжан, Ерлан Атамбай, Нурлан Коянбаев, Гульнаш Абишева, Гульшат Байжан, Гулим Турлыкиева, Тимур Касабек, Ержанар Ашейхан, Жансерик Бейсеев, Бек Кенжебай и многие другие коллеги, затем к нам присоединился Дамир Отеген. Плюс на всех этапах мы обсуждали наши изменения с единомышленниками, которые имеют опыт в новых медиа - с Алишером Еликбаевым, с Ринатом Балгабаевым. При обсуждении наших проектов с ними возникали новые идеи, и где-то к началу июля уже были выработаны основные подходы. Мы проводили многочасовые брейншторминги в довольно широком составе, главные вопросы даже решали методом голосования. Кстати, было несколько вариантов нашего лого, и на кириллице, и на латинице, но мои коллеги в большей степени настояли на латинице. Это было коллективное решение.

Как вы думаете, чего хотят современные казахстанские зрители?

У аудитории на самом деле очень простой запрос - зрители хотят видеть то, что заставит их остаться у экрана телевизора. Мы провели исследование, и оно показало слабые и сильные стороны нашего телеканала. Наша аудитория устала от индийских и турецких сериалов. Один из выводов, который мы сделали в итоге - нашему телеканалу необходимо разнообразить жанры программ.

Но ведь рейтинги каналам как раз делают индийские и турецкие сериалы? Разве это не прямой путь к высоким цифрам?

Да, они дают рейтинги. Но мы пошли другим путем. Мы будем смотреть на цифры, но для нас это не самоцель. Если вы хотите работать только на рейтинг, тогда, в принципе, никаких изменений делать не нужно. Можно барабаном крутить концерты и сериалы. Но мы ориентируемся на слова Президента. И получилось так, что наша работа совпала с новыми тезисами главы государства. Мы хотим менять вкус, вводить новые стандарты. Телевидение и общество должны расти вместе. Когда мы ориентируемся только на сериалы, происходит примитивизация и деградация общественного сознания. Мы хотим, чтобы наши продукты работали на то, чтобы мотивировать людей на самосовершенствование и на дальнейшее развитие. Мы первый канал, который стал показывать фильмы на английском языке. Мы запустили бизнес-реалити-шоу «Умiткер» с настоящим бизнесменом, который сделал себя сам - Куанышем Шонбай. Мы не стали приглашать олигархов, а пригласили того, кто работает сегодня среди молодежи и является их кумиром. Этот проект должен подтолкнуть молодых людей к тому, чтобы заняться своим делом. Или экшн-реалити-шоу «24 сағат табиғат құшағында», - вроде развлекательная программа, но формирует у молодых людей желание заниматься спортом. Буквально вчера видел в Фейсбуке комментарий, в котором спрашивали, а могли бы мы сами сняться в этом проекте? Это challenge, и даже у меня возникает вопрос: мог бы я сам лазить по скалам? При этом мы не придумывали ничего нового, эти проекты давно выходят на разных международных телеканалах, но у нас в эфире их не было.

А как вы выбираете фильмы для кинопоказа?

Мы провели опрос в Инстаграме и на Фейсбуке - спросили, какие мотивационные фильмы нравятся аудитории, и получили огромное количество ответов. Был составлен большой список, из которого мы выбрали около 30 фильмов. Помню, как в самом начале моей работы ко мне подошли коллеги c этим вопросом и сказали, что нам необходимо купить 20 фильмов с Джеки Чаном. Я тоже являюсь поклонником Джеки, он даже стоит у меня на аватарке. Но даже мне было непонятно, зачем национальному телеканалу закупать 20 фильмов с участием Джеки Чана? Чтобы каждую неделю ставить аудитории «Пьяный мастер»? Насколько это нужно и полезно? И тогда я задался вопросом: какая у нас стратегия кинопоказа? После этого дал задание ребятам провести опрос и разработать концепцию кинопоказа.

То есть вам самому приходится этим заниматься?

Нет, я за то, чтобы один раз выработать концепцию и двигаться по ней. Что касается кино, мы решили, что будем показывать в нашем эфире только фильмы класса «А», мы считаем, наша аудитория этого достойна. Будем показывать семейное кино, так как хотим, чтобы наш телеканал собирал у телевизора всю семью по субботним вечерам. И в-третьих, мы решили давать в эфир только мотивационные фильмы. Мы сейчас получаем очень хороший фидбэк, многие люди пишут, что этот фильм в свое время им понравился и повлиял на их жизнь и судьбу.

Вы выбрали сложный путь телевизионного менеджера, решив делать собственный контент, игнорируя индийские сериалы и бессмысленные концерты. Но вы же понимаете, что прямо зритель может этого не оценить.

Мы делаем то, чего зрители давно ждут. Те изменения, которые сейчас происходят на телеканале, по сути - отражения различных мнений, которые высказывались о перспективах развития казахстанского телевидения. Многие задавались вопросом, почему так много концертных программ? Почему на телевидении засилье артистов, где профессиональные журналисты, почему они стали вдруг не нужны? Об этом говорилось и раньше, мы просто подняли спектр проблем и нашли адекватные ответы. Раньше конкуренция была только между казахстанскими телеканалами, затем мы стали соревноваться с российским контентом, сейчас мы конкурируем с сотнями зарубежных каналов. Сегодня у зрителя либо тарелка, либо кабель, и он выбирает между сотней телеканалов, что ему смотреть. И если нам удастся удержать зрителя на своей кнопке, это говорит о том, что у нас есть потенциал.

IP0A0840.jpg

Но все же главный ваш конкурент - это Интернет?

Сейчас наступил жесткий период конкуренции с интернетом. Каждый смотрит то, что ему интересно, в своем смартфоне. Причем не только молодежь, даже моя мама ищет все в интернете. Еще одна задача, над которой мы сейчас думаем и бьемся - как нам объединить телевизионную и интернет-аудиторию?

Сейчас все смотрят YouTube-каналы, будете ли вы делать ставку на онлайн и делить бюджет между YouTube-вещанием и телевизионным?

Многие мои коллеги ориентируются на ложные индикаторы - рейтинги. А что такое рейтинги? Это 2500 респондентов по всей стране. Из них активны всего 1600 и то, что они выбрали мы принимаем за мнение многомиллионой аудитории. Да, возможно, этот зритель смотрел на нашем телеканале последние пять лет индийские сериалы, но не нужно думать, что это именно то, что необходимо современному казахстанскому зрителю. Рейтинги дают ложный ориентир, также, как и посещаемость сайтов. Сейчас нет такого критерия. Мы для себя решили, что для нас это не главное. Для нас важнее, чтобы весь наш контент выходил параллельно онлайн и в телевизионном эфире. К примеру, детский сериал «Қалқанқұлақ», который выходит на канале Balapan, набирал в YouTube каждую неделю до двух миллионов просмотров. Я думаю, это показатель.

Если рейтинги - не самоцель, то что для вас главное?

Мы хотим быть интересными везде. Главное, чтобы смотрели наш продукт. Я всегда говорю, пусть лучше у нас смотрят группу «91», чем будут искать в интернете, натыкаясь при этом на всякое безобразие. Мы хотим расширять нашу аудиторию. Сейчас мы запустили коллаборацию с вайнерами «ХаХа-шоу» и впервые проект выходит сначала на YouTube, затем в эфире. Мы смотрим, мы изучаем, мы не боимся экспериментировать.

А как же женская аудитория, на которую работают практически все телеканалы?

Нам тоже говорили, что нас смотрит только взрослая женская аудитория, поэтому канал пять лет подряд делал проекты для взрослой женской аудитории и крутил в эфире индийские сериалы. Я считаю, мы эту аудиторию не потеряли, но при этом присоединили к ней молодежь. Мы это видим по обратной связи в социальных сетях. Уж в этой части могу точно похвастаться, тем, что сегодня в соцсетях тренды задает телеканал Qazaqstan.

Наверное, еще и потому, что вы сами очень активны в соцсетях. Мы следим за вашим Инстаграмом и видим там не только журналистов, политиков, но и вайнеров, блогеров.

Мы общаемся с разными сегментами аудитории, мы общаемся с самыми креативными командами, мы работаем с лучшими из лучших. Мы хотим, чтобы Корпорация Qazaqstan стала центром активной креативной молодежи. Чтобы Qazaqstan был площадкой для реализации самых интересных творческих идей и проектов.

Вы сейчас открыли двери для многих, в том числе и для продакшн-студий, хотя раньше попасть в эфир национального телеканала было не просто.

Qazaqstan - это главный национальный телеканал нашей страны. Мы единственная организация, которая носит имя нашей республики. Значит, у нас должны быть программы для всех: и для молодежи, и для бизнесменов, и для взрослой аудитории и для интеллигенции. Сегодня в нашей линейке есть разные жанры: развлекательные для молодежи и развлекательные для взрослых, к примеру «Сенбiлiк-шоу», также есть интеллектуальная программа «Парасат майданы» с Дарханом Абдiк. Есть проект о писателях, поэтах и музыкантах «Дара жол» с Даной Нуржигит. Есть реалити-шоу традиционной песни «Мен Қазақпын», и есть международный проект «Silkway star». Как общенациональный телеканал, мы должны предлагать аудитории разнообразный контент.

А как вы мотивируете журналистов на качественную творческую работу?

Когда я пришел в Корпорацию, первым делом начал встречаться с коллективом. А он очень большой, в общей сложности, у нас работает 3000 человек, 800 из них в Астане, в головном офисе. Начал собирать по 100-200 человек, встречался, разговаривал. И что меня больше всего меня удивило и восхитило, мои коллеги не говорили о заработной плате, как это обычно бывает, когда спрашиваешь о проблемах, а их достаточно. Журналисты в первую очередь поднимали вопрос о том, почему у нас в эфире засилье артистов, почему у нас так много концертных программ, почему у нас непрозрачная схема работы с аутсорсинговыми компаниями, и так далее. Их искренне волновали цеховые вопросы. Конечно, над этим пришлось работать - выстраивать новый процесс работы с аутсорсиноговыми компаниями, пересматривать принципы схемы работы с ними, потому что я понял, что простым рядовым журналистам, продюсерам в первую очередь нужны открытые понятные правила. Когда преданные своему делу люди видят непрозрачные схемы, это разочаровывает и убивает творчество. Поэтому мы начали очень большой процесс по пересмотру правил работы с аутсорсерами. Многие компании настолько вольготно себя чувствовали, что даже подзабыли о своей роли и работали, диктуя условия национальному телеканалу, продюсерам, при этом нарушали элементарные правила контрактов, вместо того, чтобы вовремя сдавать проекты и вносить изменения в сериалы. Поэтому когда мы готовились к новому телесезону, собрали все аутсорсинговые компании и наших продюсеров, чтобы открыто обсудить бюджеты и условия работы. Мы предложили открытый прозрачный формат взаимодействия.

В ТРК «Qazaqstan» входят также телеканалы «QazSport», «Balapan» и «Қазақ радиолары», а также сеть региональных телеканалов, которые также подверглись масштабному ребрендингу. Уже чувствуете результаты работы?

То, что мы делаем, на самом деле - не революция. Я благодарен руководителям региональных каналов за то, что сами активно взялись за выработку новых подходов. Сейчас самое главное - сделать технологичные продукты, нужно расширить наше присутствие в Интернете, объединить телевидение и Интернет. Мы параллельно тщательно изучаем опыт наших зарубежных коллег, чтобы быть в Интернете первыми. Мы хотим правильно использовать потенциал новых медиа в развитии традиционных медиа.

Что касается политики, на вашем канале появился проект «Сенбiлiк-шоу», где ведущие смело шутят на серьезные политические темы: бензин, латиница, заявление Атамбаева. Разве не это рискованно?

В принципе, мы это делаем в рамках тенденций, которые есть сейчас в нашей общественной и политической жизни. Власть и государство сегодня демонстрируют желание выстраивать широкий открытый диалог с представителями оппозиции. Критики власти приглашаются в составы разных комиссий, рабочие группы в Парламенте, в общественные советы в акиматы, это общий тренд. Мы движемся в рамках этой тенденции. Программа «Сенбiлiк-шоу», по сути недорогая программа, там нет дорогих декораций, дорогой техники. Если бы кто-то хотел, уже давно бы это сделал. Не делали, потому что проект предполагает шутки о политике. Мы решились на это, потому что шутки снимают напряжение общества. Людей больше всего злит когда их игнорируют. Когда в телевизионной программе на национальном телеканале шутят на тему бензина, я думаю, это как-то разряжает настроение аудитории.

Вам нравится работать на телевидении?

Да. Мне нравится телевидение, потому что я сам по себе творческий человек. Мне нравится придумывать новые идеи, воплощать их в жизнь, и самое главное, здесь есть дух командной работы, ощущение сплоченности. Здесь есть драйв. Правда, он бесконечный. Нон-стопом. Эта работа все сильнее и сильнее поглощает меня.  


Расскажи друзьям: 


Краткая ссылка: http://hommes.kz/blog/998/


NEW
Похожие записи