Как казахстанец развивает стартап-инкубатор во Вьетнаме

Автор: Онель Китапбаева

Добавлено: 17 ноября 2017 г. в Персоны.

Просмотров: 6696   Комментариев:

1-6327.jpg

Бекзат Садыков – парень из Уштобе, который уже три года живет и работает во Вьетнаме. Переехал он неожиданно для самого себя – когда ему предложили работу за границей, Бекзат, не долго думая, выбрал Вьетнам, просто ткнув пальцем на карту. Сейчас он реализовал свою мечту – живет у моря, занимается интересным для себя делом и демонстрирует настоящее казахское гостеприимство австралийским инвесторам, приезжающим во Вьетнам.


Бекзат, для начала, расскажите немного о себе. Чем вы занимались до того, как уехали из Казахстана?

Обычная история – я родился в маленьком городке, вырос в ауле, и, как многие, приехал после школы в Алматы. Здесь я окончил «Нархоз» по специальности «Менеджмент», но диплом мне так и не пригодился. Еще в годы учебы у меня появилось хобби, мне было интересно заниматься веб-разработкой, делать сайты. И в какой-то момент хобби превратилось в профессию. Я устроился работать веб-дизайнером в компанию iBEC Systems – это мое единственное место работы в Казахстане по специальности, и там я многому научился. Это действительно потрясающая компания с уникальной корпоративной культурой. Я горжусь, что мне довелось побывать частью этой дружной семьи. Опыт работы, который я приобрел за это время, очень помог мне, когда я начал делать проекты для зарубежных клиентов.

Как вы получили предложение о работе за рубежом?

Все началось с фриланса – я искал подработку на зарубежных фриланс-биржах, как и многие IT-специалисты, и, таким образом, реализовал очень много проектов для зарубежных клиентов на протяжении 4 лет. Заказчики были довольны, оставляли хорошие отзывы о моей работе. Как-то раз мы переписывались с одним из клиентов из Австралии, с которым уже давно по-дружески общались и буквально накануне довольно успешно запустили пару проектов, и он между делом сказал, что сейчас находится в Куала-Лумпуре, курит кальян. Я ему позавидовал – помню, у нас уже было прохладно, и обмолвился, что тоже хотел бы сейчас сидеть в тепле и наслаждаться кальяном. Он спросил: «Серьезно? Я как раз сейчас набираю команду в свой проект, если ты хочешь, выбирай любой город в Юго-Восточной Азии и переезжай». И я выбрал город Дананг во Вьетнаме. Вот так с вредной привычки все и началось.

Необязательно было даже ограничиваться Малайзией?

Нет, единственным условием было то, что это должна быть азиатская страна, чтобы у нас была возможность встречаться по мере необходимости. На самом деле, компания, в которой мы работаем – это стартап-инкубатор из Австралии. Я не знаю, есть ли такие инкубаторы сейчас в Казахстане, но на Западе такая практика очень распространена, когда молодые ребята собираются в одном месте, да хоть в гараже, и начинают претворять свои идеи в стартапы. Таким образом, меня позвали во Вьетнам, и буквально через месяц мы вылетели туда с женой.

Почему вы выбрали именно Вьетнам?

Как и у многих айтишников, в моем представлении успешная карьера выглядела так – берег моря, пляж, шезлонг, коктейль, и ноутбук на коленях. И вот, руководствуясь этим образом в моей голове, я выбрал Дананг – тихий пляжный городок с небольшим населением, на тот момент там еще не было толп туристов и о котором мало кто из казахстанцев знал. Я искал именно такое место, которое не сильно избаловано туристами, где можно поработать в тишине и строить планы на будущее. И я не ошибся. Дананг — потрясающий город.

1-6308.jpg

Интересно узнать, переезд оправдал ваши ожидания? Или реальность оказалась не такой, как вы ее себе рисовали?

Сразу скажу, работать на шезлонге, лежа на пляже, не удалось (смеется). Если вы переезжаете в тропическую страну, то работать будете только в офисе, под кондиционером. Реализовать ту заветную картинку с морем и ноутбуком на коленках — непростое дело. На самом деле, процесс адаптации, был, конечно, интересным, потому что раньше я никогда не бывал за границей, не считая России и Кыргызстана. У меня был абсолютно чистый паспорт. Поэтому Вьетнам во многом удивил. Там абсолютно другие люди, совершенно другой менталитет – вьетнамцы добрые, улыбчивые, я бы даже сказал, немного наивные, как дети. Из-за наплыва туристов часто получается знакомиться с иностранцами со всего мира. Думаю, Вьетнам не оказался таким, как я себе представлял, а даже лучше.

К чему было сложнее всего адаптироваться?

Сложнее всего было привыкнуть к кухне. Вьетнамская кухня совершенно не похожа на казахскую – здесь в основном едят свежие морепродукты, специфичные растения, добавляют соусы и приправы, которые не всем нравятся. Но поскольку жена была со мной, мы готовили себе сами. Еще, честно скажу, климат тоже не совсем оправдал мои ожидания (смеется). Особенно влажность. Я ее не ждал. Думал, что приеду, и здесь будет погода, как летом в Алматы. В марте здесь было идеально, но вот настал июнь, и город превратился в баню. Поэтому тут все постоянно живут под кондиционером, первые два месяца периодически простываешь, но потом, конечно, привыкаешь. Сейчас уже я чувствую себя во Вьетнаме комфортно, и воздух там значительно чище, чем в Алматы.

На Фейсбуке вы периодически пишете о различиях в менталитете казахов и вьетнамцев. Какие черты вьетнамцев, на ваш взгляд, интересно отметить?

Меня больше всего удивило, восприятие у вьетнамцев такой вещи, как грех. То есть у них в принципе нет понимания этого слова. Допустим, если мы совершили что-то плохое, большинство из нас верит, что после смерти боженька нас покарает. А в понимании многих вьетнамцев, после смерти человек становится духом и существует в своей новой ипостаси дальше, ему не приходится отвечать за свои грехи. Эта их особенность для меня интереснее всего, потому что отражается на поведении вьетнамцев повседневной жизни. Не сказать, что они пускаются во все тяжкие, но, к примеру, они могут «задурить» туриста, назвав ему нереальную цену на товар или услугу, и при этом их совершенно не будет мучить совесть. Но в целом, как я уже отметил, вьетнамцы добрые и открытые, готовы помогать иностранцам, и даже откладывать ради этого свои дела. Еще они очень неконфликтные – особенно это чувствуется на дорогах. Во Вьетнаме большинство людей передвигается на мопедах, и движение там ужасное – все едут беспорядочно, подрезают друг друга, могут выехать на встречную полосу и не всегда оглядываются на светофор. Если в Алматы тебя подрезают, ты тут же закипаешь, начинаешь психовать, а у них такого нет – люди просто не обращают внимания на внезапно появившийся сбоку мопед, и просто едут дальше, объехав препятствие. Может, потому, что у них это в порядке вещей.

Что касается работы – сейчас у вас есть возможность сравнить условия и возможности профессионального роста в Казахстане и во Вьетнаме. Где вам интереснее работать?

Я думаю, что казахстанцам даже легче строить успешную карьеру за рубежом, нежели у себя. Я сейчас говорю о сфере стартапов. И не потому, что там проекты легче, нет. Проекты сложнее, но они интереснее. Когда я работал в Казахстане, я был сотрудником агентства, которое обслуживало заказы клиентов. А когда переехал во Вьетнам, стал частью стартап-инкубатора, в котором каждый участник делал свои проекты, занимался тем, что ему интересно, и затем мы презентовали готовые продукты инвесторам. Естественно, возможностей за рубежом больше, потому что есть среда, где можно налаживать новые связи. В сфере стартапов для дизайнера вообще рай. Ты постоянно загружен работой над самыми сумасшедшими идеями, и азарт толкает тебя вперед. Еще одна особенность — это уровень ответственности. Всегда есть ощущение, что ты играешь ключевую роль, что от тебя многое зависит. Это сказывается и на твоем усердии. Чем больше тебе доверяют, тем лучше хочется выложиться. К сожалению, год назад наш инкубатор был поглощен вместе со всеми имеющимися продуктами другой австралийской компанией, и сейчас мы работаем только над внутренними сервисами. Это уже не так интересно, как когда мы были простым инкубатором.

Не планируете возвращаться обратно в Казахстан?

У меня были такие планы. Одно время я думал, что прилечу в Казахстан, начну набирать свою команду, и мы будем работать исключительно на зарубежные проекты. Возможно, если будут хорошие предложения по проектам, я вернусь в Алматы. Уже есть команда, есть талантливые трудолюбивые ребята, которые готовы работать и учиться чему-то новому. Многие из них выходили со мной на связь и просили помочь им с работой за границей. Потому что им здесь уже тесно, их способности переросли казахстанский рынок. Я стараюсь помогать по мере своих сил и возможностей, и даже привлек нескольких человек в нашу компанию. Я приехал сюда первым, ну, и как же мне здесь жить без казахов (смеется). Первым же делом я позвал своего лучшего друга Романа, талантливого программиста, можно сказать, «схантил» его из крупной компании, где у него была очень хорошая зарплата, перспективы роста. Действовал так же, как в свое время действовали со мной – отправил ему пару фотографий с пляжа, рассказал, как я тут живу, и он тут же написал заявление об уходе. Сейчас он работает в нашем сингапурском офисе и даже дорос до должности технического директора, благодаря своему трудолюбию. Думаю, он доволен своей жизнью.

Ваша жена сейчас живет вместе с вами в Дананге?

Да, и жена, и наш сын, которому сейчас полтора года, живут со мной. Я завидую своему ребенку – он с самого рождения живет на две страны, у него есть паспорт, пестрящий визами. Когда мне было полтора года, у меня была только виза аула, в котором жили мои дедушка и бабушка.

Но сейчас вы, наверное, можете бывать в других странах хоть каждые выходные?

Да, я могу позволить себе путешествовать чаще. Делаем это минимум раз в два-три месяца. Но все же работа частенько требует моего присутствия во Вьетнаме, к примеру, в тех случаях, когда к нам приезжают инвесторы из Австралии. Помимо основных обязанностей, на меня частенько возлагается задача – встретить их и организовать ознакомительно-развлекательную программу. Не знаю, почему это стало частью моей работы, наверное, у меня это получается лучше всего. Я понимаю, что им нужно. Кому-то – хорошие рестораны и морские прогулки, а кому-то – познакомиться с девушками или покурить травку. Во многих странах это нелегально, а здесь – пожалуйста. Люди хотят отдохнуть, и мы стараемся сделать так, чтобы им понравилась их поездка во Вьетнам.

Когда вы приехали во Вьетнам, вас уже ждала работа. А с чего начинать людям, которые приезжают ни с чем?

Таких очень много во Вьетнаме. Приезжают люди со стран СНГ, они начинают преподавать местным английский и русский языки. Кто-то устраивается гидом для иностранцев. Третьи, люди постарше, открывают свой небольшой бизнес: рестораны, турагентства. Очень много ребят из Казахстана и Кыргызстана, которые работают в строительных компаниях. Тут сейчас бум. Приезжают австралийцы – они открывают школы серфинга. У меня есть друг из Таджикистана, он настоящий кочевник, у него действительно интересная история. Когда-то он с одним рюкзаком уехал из Таджикистана в Россию, через некоторое время перебрался оттуда в Америку, затем в Мексику. И везде он жил понемногу дикарем, с одной туристической визой, без разрешения на работу и вида на жительство. После Америки он побывал в Японии, в Малайзии, и, наконец, осел во Вьетнаме. Сейчас он живет в Хошимине, занимает хорошую должность в строительной компании. За время своих путешествий по миру он выучил несколько языков, и, глядя на него, я думаю, что он по настоящему смелый человек. С чего начать? С покупки билетов и понимания, что вернуться домой можно всегда.

В последнее время все чаще и чаще можно услышать, что люди мечтают уехать из Казахстана. Вы уехали, и чувствуете ли вы себя более успешным или счастливым?

У меня нет такого ощущения – как хорошо, что я уехал из Казахстана! Я никогда не мечтал «свалить из этой страны», как любят говорить на Фейсбуке, так получилось. Казахстан – мой дом, я все равно вернусь сюда, во Вьетнаме я на подработках. Не скажу, что моя жизнь изменилась от того, что я уехал за рубеж. Да, работа у меня интересная, и люди здесь другие. Но в целом мое отношение к жизни, людям, родным, стране не меняется, где бы я не жил. Хотелось бы сказать всем, кто думает, что переезд решит все их проблемы – может, вы будете больше зарабатывать, но ощущение счастья, гармонии с миром зависит только от вас самих. Как я был счастлив три года назад в Казахстане, так я и остаюсь счастливым сейчас, это чувство не зависит от внешних обстоятельств. Это главное, что я понял за эти годы жизни за границей. Ну, и не нужно предъявлять больших требований к той или иной стране: высокие требования должны быть только к себе.


Расскажи друзьям: 


Краткая ссылка: http://hommes.kz/blog/1017/


NEW
Похожие записи