Познер о Собчак, неудавшихся интервью и о грядущей эпохе

Автор: hommes

Добавлено: 6 декабря 2017 г. в Персоны.

Просмотров: 1790   Комментариев:

0Y5A4709-min.jpg

5 декабря частный клуб Seven и платежная система MasterCard пригласили нас на закрытую встречу с Владимиром Познером. Перед началом встречи Владимир Владимирович сказал, что готов открыто отвечать на все вопросы, что он и сделал, рассказав о своем отношении к Собчак, почему на месте Путина он не дал бы себе интервью, и о том, почему нельзя дружить с гостями своих программ.


L’Officiel Hommes Kazakhstan и сайт Hommes.kz выступили официальными информационными партнерами закрытой встречи. Мы выбрали самые интересные вопросы, которые гости задавали Владимиру Познеру, и приводим его ответы.

Год назад, в эфире «Первого канала Евразия», в программе «Аналитика» была передача, в котором вы берете интервью у местной журналистки Аймиры Шаукентаевой. Через несколько дней канал признался, что это был фейк. Хотелось бы узнать, как вы отреагировали на данный эфир? Еще раз отметим, что это самый популярный канал в Казахстане.

Ничего не могу сказать, я первый раз слышу об этом. До меня этот случай не дошел. Поэтому что сказать – я не знаю, почему они признались, по-видимому, что-то там произошло. Но будь моя воля, я бы людей, которые очевидно сделали это ради забавы, конечно, уволил. Эти люди наносят страшный вред журналистике. Аудитория перестает доверять, и тогда мнение журналистики вообще становится отрицательным. Я бы таких не прощал.

Недавно вы брали интервью у Ассанжа. Какое впечатление он оставил о себе как о человеке? Кто он – революционер, энтузиаст, правдолюбец?

А кто такой Джулиан Ассанж? Это очень сложная фигура. Что я могу о нем сказать – он умный, даже очень. Он это знает, и он несколько высокомерен по отношению к тем, чей ум не очень ценит. Он превосходно говорит, у него богатейший словарь, он очень логично излагает свою точку зрения, его нельзя сбить с толку. Он, безусловно, очень мужественный человек. И он, конечно, никакой не революционер. Я бы не хотел использовать слово фанат, но он придерживается убеждения, что мы с вами имеем право знать правду, которую от нас скрывают наши власти. И все, что только можно достать и опубликовать, проверив, что это правда, нужно сделать. Это его абсолютное убеждение. Как вы знаете, он сидит в эквадорском посольстве, и выйти оттуда не может – его тут же арестуют и, скорее всего, отправят в Америку, его ждет как минимум 20-летний срок, а может быть и больше. Он не очень симпатичный человек, но на мой взгляд он делает очень важные вещи. Многие его не любят, ну ничего страшного. Конечно, он очень одинок в этом посольстве, но это путь, который он выбрал. Он не жалуется.

0Y5A4747-min.jpg

Вы упомянули о том, что к информации нужно относиться как к врачам – вы доверяете им или не доверяете. Каков тот источник информации, которому вы доверяете?

Когда я это говорил, и имел ввиду, что журналист, которому не доверяют – какой он журналист? Но, конечно, полной параллели здесь нет. Я не доверяю одному источнику. Я читаю и смотрю очень разные источники, и не только американские, но и английские, французские, российские. И только на этом основании я делаю свои выводы. Я бы всем советовал – не надо ограничиваться одним источником информации. Надо постараться изучить хотя бы три. Сравнив их, можно сделать более или менее точные выводы. Конечно, это требует много времени, и конечно лень. Но это иначе невозможно. Иначе мы попадаемся. Приведу такой пример. Года четыре назад мы с друзьями решили поехать в Иран. Нас предупредили, что женщины наши должны купить специальную одежду, чтобы рукава были ниже локтей, платья закрывали колени, и обязательно платки на голову. Они все это купили. Мы подлетаем к Тегерану, и я точно знаю, что когда мы выйдем из самолета и приедем в город, я увижу женщин в черном, закрытых, в платках, со злыми глазами, без макияжа, враждебных. Мы приезжаем в Тегеран, а там они раскрашенные, красивые, у них платочки где-то на затылке. Да, платья ниже колен, но в основном – приветливые, открытые. Я думаю, откуда у меня эта картина? Потом я понимаю – это то, что мне показывают по телевизору. Я, такой опытный, чего я только не видел, и то попал! Уж если я попал, то как все остальные, которые принимают за правду все, что им показывают по телевизору? Поэтому я говорю – надо сравнивать.

Какое мнение у вас сложилось о фильме Оливера Стоуна «Интервью с Путиным»? Ведь вы лично с ним знакомы, он был у вас на передаче. Удивил ли вас фильм, или ничего нового вы для себя не открыли?

Это не фильм, это серия из четырех интервью. Каждое интервью длится час. Вообще он снял 30 часов, то есть из 30 часов сделал 4. Я недавно интервьюировал Оливера Стоуна в Москве. Я его спрашивал – какая у вас была цель? Что вы хотели, когда делали это интервью? Совершенно понятно, чего он хотел. Он хотел, чтобы американцы – ведь он думал не о нас, не о русских, - они увидели Путина реальным. Не того, которого им рисуют все время. Ведь Путин в Америке, я вам скажу, это прямо чудовище. Я вам без шуток говорю, похуже Сталина. Прямо монстр какой-то. И знаете, на многих американцев эти интервью оказали впечатление. Другое дело, что Стоуну говорили в Америке – почему вы не спросили у него ничего тяжелого? Почему вы не спрашивали о демократии в России? Меня это не удивило, я посмотрел все с удовольствием, с журналистской точки зрения. Оливер Стоун – блестящий режиссер. Знаете, сколько фильмов он сделал? Полнометражных, художественных фильмов? Двадцать. Знаете, сколько «Оскаров» у него? Три. Так вот, он блестящий режиссер, и очень посредственный интервьюер. Это не его дело, он не знает, как это делается. Это ведь тоже профессия. Но я ничего плохого не вижу в том, что он сделал. Слава Богу, он сумел добиться того, чтобы Путин согласился отвечать на его вопросы. С моей точки зрения, Путин довольно хорошо отвечает. Он грамотно говорит, довольно убедительно, довольно умело. Я не сторонник Путина, но надо уметь объективно оценить. Так что я не могу сказать, что меня удивило интервью, или что я отрицательно к этому отношусь. 


Я бы сделал лучше, но Путин мне почему-то не дает интервью. Я обращался неоднократно. И правильно делает, я бы на его месте тоже не давал мне интервью. 


Если серьезно, то люди, занимающие такие должности, не дают такие интервью просто так. Они думают, советуются, для чего это нужно или не нужно, что можно выиграть, что можно проиграть. Я пытаюсь, но пока что получаю отрицательный ответ.

Представляете ли вы Ксению Собчак президентом?

Вы знаете, я хотел бы вам сказать насчет Собчак. Во-первых, мне очень понравилась идея, которую она предложила – вернуть пункт «против всех», который был в бюллетене до 2006 года. Вообще, когда человеку дается возможность голосовать против всех, и потом мы узнаем, какой процент населения против всех – это полезно. Она говорит – я тот человек, голосуя за которого, вы голосуете против всех. Эта идея мне понравилась. Да, я знаю ее, не близко, но и неплохо. Она мне очень нравится. Я не понимаю, почему ее многие не любят. Кого она обидела? Она слишком хорошо живет? У нее слишком много бриллиантов? В чем дело, друзья мои? Она светская львица и что? Это вас обижает? Вы предпочитаете, чтобы она была не светской львицей, а каким-нибудь козлом? Она же никому не навредила тем, что он выдвигает себя, что плохого? Никого не заставляет за себя голосовать. Мне это любопытно, и я постараюсь пригласить ее в программу и поговорю с ней. Жестко, но поговорю обязательно. Я считаю, что она молодец в этом смысле.

Хотелось бы узнать о вашем отношении к Трампу. Что вы думаете о его предвыборной кампании? Не считаете ли вы, что Трамп – мессенджер новой революции?

Появление Трампа – это, конечно, месседж. Он не мессенджер, но его появление – это месседж. Потому что по всем данным он не должен был выиграть, он и сам понимал, что он не выиграет. Изначально у него не было никаких сомнений в этом. И только потом все так сложилось. Но хочу, чтобы вы знали, что Хилари Клинтон получила почти на три миллиона больше голосов, чем Трамп. Она проиграла только из-за того, как организованы американские президентские выборы. То есть из-за наличия так называемых «выборщиков», когда борьба идет не за общее количество голосовавших, а за количество «выборщиков – так всегда устроено в Америке. Это пятый случай в истории Штатов, когда человек, получивший меньшее количество голосов, становится президентом. Это не сильно демократично. Но то, что он все-таки выиграл, это, конечно, месседж. Это говорит о том, что происходит в самих Соединенных Штатах. Но вообще, у меня ощущение, что мы с вами сейчас находимся на перепутье. Мне кажется, что грядут гигантские изменения в мире. У меня такое ощущение, что исчерпало себя какое-то время, и появляется что-то новое. Но мы еще не понимаем, что. Ведь и во время эпохи Возрождения люди не понимали, что происходит. И мне кажется, что избрание Трампа относится к этим вещам. Это выражение недовольства, выражение жажды изменений в Штатах. И есть это не только там.

Есть ли у вас неудавшиеся интервью?

Конечно, есть. Одно с Михаилом Михаиловичем Жванецким, которого я обожаю, и с которым у нас очень дружеские отношения, мы на ты. Я не смог задать ему ни одного неприятного вопроса. А вы знаете, есть темы. Но мне жалко. Я не мог. Второе неудачное интервью – с Ваней Ургантом. Он тоже мой близкий друг. Есть что спросить у него из неприятных тем, но я не могу. В общем, не надо дружить с людьми, с которыми ты собираешься делать интервью. И вообще не надо с потенциальными гостями ужинать, ходить в баню, играть в теннис. И даже бывает, что меня приглашают пообедать – я не позволяю за себя платить. Не обижайтесь, но нельзя.

Оказавшись перед Богом, что вы ему скажете?

Вы знаете, я не верую в Бога. Это чисто чисто теоретический вопрос, но если вдруг я ошибаюсь, я скажу – как тебе не стыдно? Не знаю, читали ли вы Новый Завет, Евангелие. Я много читаю – и Ветхий Завет, и Новый Завет, и Коран, просто я очень интересуюсь религией. Так вот, в Ветхом Завете, в частности, у Марка написано – ни один волос не упадет с твоей головы без Его ведома. То есть Он за все в ответе, и Он все знает. Если это так, то я хочу спросить, почему цунами может унести 20 000 жизней, в том числе новорожденных детей, которые абсолютно ни в чем не виноваты? Почему может быть холокост, который уносит жизни шести миллионов евреев? Это по Твоему ведому? Как Тебе не стыдно? Вероятно, Ему это не понравится, и вряд ли мне будет от этого хорошо. Но коль скоро вы спросили, вот ответ. 

Вы хорошо знали Самуила Маршака, и тесно работали с ним. Какого вы мнения о нем? 

Мне очень повезло, что случайно я попал к нему в качестве официального литературного секретаря, писаря. Я отвечал на его письма, которые он получал на английском, на французском, на русском. Мне казалось, что я хочу стать переводчиком поэзии, и он смотрел мои работы, учил меня, очень много рассказывал. Я заново постиг русскую литературу благодаря ему. Это был ярчайший представитель такой настоящей русской интеллигенции с замечательным чувством юмора. Он очень много курил – пять пачек американских сигарет в день. У него были слабые легкие, он очень часто болел и бредил. Самуил Яковлевич был довольно одиноким человеком, и он просил чтобы я сидел у него в ногах, когда он болел. Вот однажды я сижу, он пришел в себя. Смотрит на меня печально-печально и говорит: "Эх, Владимир Владимирович, поедемте в Англию. Купим тебе конный выезд. Вы будете сидеть на козлах, и завлекать всех красивых женщин. Но внутри буду сидеть я, потому что вы не умеете с ними обращаться". Самуил Яковлевич был ярким человеком, замечательным, талантливым, остроумным, вспыльчивым, но добрым по-настоящему. 

Кто она – женщина, которая рядом с вами?

Больше всего в человеке – неважно, в мужчине или женщине – я ценю ум. Я очень люблю женщин. Как-то меня спросили: какая, по-вашему, главная мужская черта? Очевидно, главная мужская черта – любить женщин. Конечно, я очень ценю красоту, обаяние, притягательность и сексуальность. Но для меня главное – все-таки ум. Я трижды женат. Первый раз был женат 10 лет. И мы очень близкие друзья с моей первой женой. Она человек блестящего ума. Второй раз я был женат, ни много ни мало, 37 лет. И вторая жена тоже была умным человеком. И вот моя нынешняя жена, полагаю, что больше их не будет, тоже очень умный человек. Все они, помимо того, что они были умные, это были женщины в полном смысле этого слова. Это все что я могу сказать вам.

Фото: Марина Карпыкова


Организаторы встречи: частный клуб SEVEN и платежная система MasterCard

Мероприятие поддержали:

Страховая компания Kompetenz
Группа LVMH с брендом Hennessy
Закрытый игровой клуб Hong-Kong Luxury Club при казино Макао
Компания Nova Blockchain Solutions
Банк Астаны
Astana Property Management с апартаментами «The Ritz-Carlton Residences, Astana»
DPARTNERS
Международная юридическая консалтинговая компания «TFH»


Расскажи друзьям: 


Краткая ссылка: http://hommes.kz/blog/1050/


NEW
Похожие записи