Биржан Ашим о «Штате Небраска», черном юморе и умении зарабатывать на хайпе

DSCF1892.jpg

Аудитория Инстаграма хорошо знает видеоблогера Биржана Ашима. Он один из тех, кто не надоедает подписчикам контентом, любит и умеет зарабатывать на рекламе и не стесняется черного юмора. В нашем интервью Биржан рассказал, каким должен быть настоящий хайп, сколько он зарабатывает на Инстаграме, и почему, в отличие от коллег-вайнеров, не хочет уходить в бизнес.


Биржан, начнем с самого актуального. На днях у вас появился Телеграм-канал, и за сутки он стал вторым по популярности в Казахстане. В чем для вас привлекательность Телеграма?

Во-первых, я видел, что им пользуются люди, за которыми я слежу, которых мне интересно читать, и мнение которых для меня важно. Поэтому я подумал, почему бы и мне не попробовать? Изначально я не понимал плюсы и преимущества Телеграма, как не понимают сейчас, наверное, процентов 90% нашего населения. На самом деле, он очень удобный. Как только я его создал, то сразу понял, что там очень удобно вести диалог с аудиторией, при этом не получая фидбэка. Иногда он не нужен. Но больше всего мне нравится, что сюда я могу «сливать» свои мысли – их у меня так много, что нужно куда-то выплескивать. Если начну публиковать их в Инстаграме, растеряю всю аудиторию, потому что она привыкла исключительно к видеоконтенту.

И, тем не менее, ваша аудитория в Телеграме – это те люди, которые пришли из Инстаграма?

Да, это все Инстаграм. Инста-сториз работает сумасшедшим образом, я даже не выкладывал анонс в основную ленту. Самое главное – я не просто предлагал подписываться, я говорил причины подписаться. Если ты подпишешься в мой Телеграм, узнаешь такую-то ценную информацию – например, дам сайт, на котором можно найти крутую музыку. Я стараюсь делиться с подписчиками в Телеграме очень полезной информацией, помимо моих жизненных историй и помимо черного юмора, который я обожаю.

Кстати, о черном юморе. Судя по всему, люди не оценили, что вы смеетесь над Гурцкой?

Конечно. На самом деле, я фанат паблика MDK в ВКонтакте (сообщество, в котором публикуют мемы и демотиваторы на злободневные темы, - прим. ред.), где выставляют такие приколы. Я прекрасно понимаю, что над увечьями и врожденными пороками нельзя смеяться, но я знаю, что для многих эти приколы действительно смешные. Я лишь этого не скрываю – мне это смешно, и я этого не стесняюсь. И я уверен, что как минимум половина из тех, кто осуждает черный юмор, тоже посмеялись над этими шутками.

Но вообще для вас есть какая-то цензура?

Конечно, у меня есть ограничения. Вообще черный юмор безграничный – смеются и над религией, и над отдельными личностями. Я могу посмеяться над Гурцкой и Ники Вуйчичем, но никогда не позволю себе смеяться над религией. И над другими вещами, которые могут вызвать общественный резонанс.

У вас нет ощущения, что эра Инстаграма начинает подходить к концу, не так быстро, как эра Фейсбука, но все же интерес к этим двум соцсетям проходит?

Серьезно? Я не знаю, не сижу сам на Фейсбуке. Но знаете, почему это непредсказуемо? Я был твердо уверен в том, что Инстаграм загибается, и перешел на YouTube. Стал раскачивать YouTube, но потом понял, что все всегда зависит от людей. Если появятся новые интересные блогеры на Фейсбуке, то он не будет загибаться. Я не могу предсказать, будут ли новые блогеры, или, возможно, старые начнут делать интересный контент. Но я не верю, что Фейсбук загнется. Очень много взрослых людей только открыли его для себя.

Что касается Инстаграма, как вы считаете, вы успели использовать его возможности для себя по максимуму?

Да я за этим не гонюсь. Я всегда хочу делать больше, чем просто видео в Инстаграме. Вот сейчас я работаю над сериалом, параллельно писал сценарий для фильма. А Инстаграм – это инструмент для заработка: пришла идея, можно быстро ее отснять и выложить. Я знаю, что когда-то Инстаграм перестанет приносить такие плоды, но надеюсь, что к этому времени у меня уже будет платформа для дальнейшей работы и достаточно кейсов, чтобы находить себе другие средства заработка.

Над каким сериалом вы работаете?

Пока что я держу этот проект в жесткой тайне, и даже советуюсь только с двумя людьми. Давайте скажу так – это будет абсолютно новый для нашей страны сериал, выходить будет на YouTube. Есть сериал «Очень странные дела», который снимают для Netflix, так вот, я хочу сделать что-то наподобие него. Это будет полукомедия-полумистика, основанная на казахском фольклоре. Наш фольклор очень неразвит – в нем есть много персонажей, и мистических, и страшных, но о них говорят только в сказках, их никто нигде не обыгрывает, и вряд ли будет обыгрывать. Я хочу подать казахский фольклор, персонажей из старых сказок в новых обличьях, в новом свете. А почему снимаем для YouTube – потому что я не хочу никаких ограничений. К примеру, если герой по сценарию должен материться, я не хочу, чтобы на телевидении он говорил другими словами в тех моментах, где мат так и напрашивается. В целом, я знаю, что это крутая идея, и она зайдет, потому что, если ты задеваешь что-то родное для казахов, национальное, это всегда заходит.

Когда выйдет сериал?

Съемки начнутся в апреле. Сейчас я дописываю сценарий, затем займусь поиском актеров и другой работой.

Это ваш самостоятельный проект, или вы работаете вместе с ребятами из «Штата Небраска»?

Это мой собственный проект.

В своем Телеграм-канале вы объявили о том, что один из ваших самых популярных проектов – «Алма-Ата, штат Небраска» завершен. Почему так получилось, ведь он был очень успешным?

Так получилось, что наши интересы с ребятами разошлись. Они хотят снимать одни проекты, я – другие. Мы не ссорились, как многие могут подумать, мы так же общаемся, и сейчас каждый занят своими новыми проектами.

Какой из отснятых пранков у вас самый любимый?

Я люблю все пранки. Самый смешной для меня, наверное, был пранк над Нурланом Батыровым. Самым сложным был пранк над Айжан Асемовой, но только в организационном плане, потому что для этого мы поехали в Кыргызстан. А вот любимый – наверное, над Нурланом Байдильдой. Он получился скорее как фильм, нежили как пранк.

Как вы относитесь к Нурлану Байдильде?

Очень хорошо. Я знаю его как человека, знаю, что он не обманывает людей, потому что он сам честный, верующий.

Теперь давайте поговорим о ваших личных Инста-проектах – «Король говорит», «Пахан». Вы продолжаете их снимать?

«Пахан» очень зависим от эффекта в Snapchat, поэтому я снимаю его, когда появляется эффект. А «Король говорит» – это основная дойная корова моего Инстаграма, я уверен, что это будет заходить всегда. Всегда есть актуальные темы, всегда есть, всегда над чем посмеяться, поэтому этот проект бессмертный. Мое лицо, моя манера говорить может надоесть людям, но сам формат проекта вряд ли когда-то надоест. То, что смешно, априори не может приесться.

Бывают проблемы с поиском новых идей для контента?

У меня уже есть 19 идей наперед, просто нет времени их снимать. Иногда я просто ленюсь их снимать, но понимаю, что «Король говорит» обеспечивает основной приток моих подписчиков в Инстаграме.

Родители следят за вашими видео?

Да, конечно.

Как они к ним относятся?

Поначалу им было неприятно, потому что на видео я матерюсь, как-никак. Но уж лучше они будут знать, что я матерюсь, выпиваю, курю кальян, и это будет самая плохая моя сторона. Но я, по крайней мере, не наркоман, не призываю в ИГИЛ вступать. Родители все это поняли и успокоились. Они понимают, что в молодости они были такими же. Ну, папа, по крайне мере. И я надеюсь, что в будущем тоже буду понимать своего сына, если он у меня будет. В целом, родителям нравятся все видео, они любят «Пахана», любят мою рекламу, любили «Штат Небраску». А вот родственники иногда начинают пристыжать – зачем, может не стоит, наши дети на тебя смотрят. Иногда мне становится стыдно, но я не могу от этого отказаться. Если я откажусь от своих проектов сейчас, потому что мне стыдно перед родственниками, то я все потеряю.

Сколько вы зарабатываете на своем Инстаграме?

Я писал в своем Телеграме, что когда выставляю рекламу, то получаю в среднем 1/3 от заявленной суммы. Могу получить половину, могу получить четверть, могу вообще ничего не получить. Потому что для меня важно качество этой рекламы, и я вкладываюсь в ролик. Потому что я хочу выйти на тот уровень, чтобы моя реклама стоила от миллиона тенге, и чтобы за меньшую сумму я не снимал.

Это условно, или это ваш минимум?

Это условно, но я знаю, что скоро приду к этому уровню, возможно, даже в этом году. Пусть у меня будет 500 000 подписчиков, но реклама будет стоить миллион. Потому что если клиент хочет, чтобы ролик был качественным, снятым не на айфон, и чтобы реклама работала, он должен будет потратиться. Надеюсь, что казахстанские компании к этому придут.

То есть сейчас клиент дает вам заказ, обозначаем, что он хочет, все остальное вы берете на себя?

Чаще всего заказчик не знает, чего он хочет. Это самая распространенная ситуация. Сейчас я являюсь амбассадором компании LG, у меня с ними заключен годовой контракт. С ними проще – они мне говорят, что в этом месяце, к примеру, нужно рассказать о наушниках и о стойкой батарейке, и я понимаю, как это можно обыграть. А есть у меня и другие клиенты – к примеру, одна МКО. Они готовы платить деньги, но совершенно не знают, чего хотят, главное, чтобы был результат.

Инстаграм – ваш основной источник заработка?

Пока да. Я не лезу в бизнес. Мне часто предлагают делать бизнес – стать партнером парикмахерских, кафе. Почему я этим не занимаюсь – потому что не хочу становиться бизнесменом с помощью Инстаграма. Я хочу остаться на рынке медиа, рекламы и контента. Те вайнеры, которые открывают свой бизнес, становятся лицом и партнерами различных заведений, уже не могут тратить столько энергии и времени на контент. А я живу этим, я не могу без этого. И я знаю, что если сейчас стану лицом бизнеса, чьим-то партнером, я буду все время думать об этом бизнесе. Просто я занимался бизнесом, и знаю, что это такое. Поэтому не хочу.

Даже если это будет очень выгодное предложение?

А были выгодные предложения! Бывало даже, что мне предлагали хорошую сумму просто за то, чтобы я сказал «Да», и после этого уже начинаем работать. Но я отказывался, потому что это рабство своего рода. Вначале все радужно, а потом начнутся требования выставить видео. Скажешь, что у меня идет реклама подряд – партнер начнет давить на то, что у нас проблемы, что это и мой бизнес тоже. Я этого не хочу.

То есть будете зарабатывать только за счет контента и рекламы?

Да. За счет производства контента. Конечно, он будет разный. В будущем – это кино, сериалы, рекламные ролики. Возможно, моя деятельность вырастет в рекламное агентство. Возможно. Все равно я не хочу сильно углубляться в бизнес. Самое главное, чтобы творчество и контент были интересны в первую очередь мне.

Вы соревнуетесь с друзьями – кто популярнее, у кого больше аудитория, кто больше зарабатывает на рекламе?

Мне кажется, это есть у всех, и это хорошо. Потому что конкуренция всегда пинает вперед. Я доволен своим заработком, если кто-то рядом со мной зарабатывает больше или меньше, меня это не заботит. А у других, возможно, есть дух соревнования. Мы никогда это не обсуждали. Может, кого-то это напрягает, кого-то мотивирует. 

Заработок не помеха общению?

Именно общению – нет. Честно говоря, среди коллег-вайнеров – Yuframe, Jokeasses – никто не афиширует свои гонорары. Но мы примерно знаем, у кого какие заработки. Рынок рекламы в Казахстане маленький. Конечно, в договорах прописаны условия о неразглашении гонорара, но в итоге, все гуляют в «Чукотке». И рекламщики, и клиенты. В этой неформальной обстановке они пересекаются и все могут друг у друга узнать. Хоть я никогда не ищу информацию о клиентах и заработках коллег, я всегда ее знаю.

С ребятами из «Штата Небраска» у вас были одинаковые заработки?

Да. То, что зарабатывала «Небраска», делилось поровну. Но когда касалось личных инста-страниц, конечно, кто-то зарабатывает больше, кто-то - меньше.

Что важнее на рынке рекламы и контента – умение смотреть вперед и придерживаться своей концепции, или умение быть на волне, ловить тренды?

Мне кажется, умение смотреть вперед. Поясню на конкретных примерах. Есть те, кто хайпанули за счет тренда. К примеру, MC Doncha. Он настолько сильно хайпанул, что у него до сих пор подписчиков больше чем у меня, хотя я на этом рынке дольше него нахожусь, как и все вайнеры. Он побывал на «Пусть говорят», снимал видеоролики с Тимати. Но сейчас его уже нет. Я к нему очень хорошо отношусь, но это факт. Умение ловить тренды постоянно – это круто. А поймать его один раз – нет, не круто. MC Сайлаубек поймал его один раз, но он протянул года на два. Его сейчас нет, никто о нем не говорит, не слышит. Вот Байзакова, мне кажется, сможет хайповать долго. Она знает, как делать это, потому что она умеет выбешивать людей, умеет заставлять быть неравнодушным к себе. Что касается меня, я не за то, чтобы поддерживать хайп, я за то, чтобы создать хайп самому. Я всегда в поиске того, что можно придумать.

Есть ли что-то, что вам уже удалось создать самому?

Пранки. Я считаю, что настоящий хайп – это тот, который проливается в новостные порталы, и доходит до широкой аудитории. Для меня хайп – это когда об этом знают бабушки и дедушки. Пранк над Нагимушей и над Жекой Фатбелли видели даже бабушки и дедушки. Байзакова хайпует, потому что ее знают бабушки и дедушки. А молодежь она и так смотрит все, что мы делаем.

Что вам еще интересно, помимо медиа, соцсетей и рекламы?

Наркотики (шутка). Я катаюсь на сноуборде, люблю путешествия. Могу заниматься своей основной работой, а потом внезапно взять и сорваться в путешествие автостопом по Европе. Сейчас в планах съездить в Лапландию к Санта Клаусу, он, оказывается, реально существует и круглый год там находится. Мне нравится смотреть «ВДудя». Мне нравится политика, иногда перед сном я смотрю выступления Путина. Мне импонирует, как он себя подает. Я не совсем разбираюсь в политике, чтобы знать, что он делает правильно или неправильно. Но мне нравится, как он выдерживает атаку журналистов, я учусь у него.


Просмотров: 6703   Комментариев:

Расскажи друзьям: 


Краткая ссылка: http://hommes.kz/blog/1097/


NEW
Похожие записи