Как алматинец открыл в ВКО всемирно известную школу снегоходов SkiDooKing и строит горнолыжный курорт

Андрей Пырликов - бизнесмен из Алматы, который начал масштабный проект в небольшом городе Риддер в Восточно-Казахстанской области – строительство туристического центра. Андрей уверен, что у Казахстана огромный туристический потенциал, и он не ограничивается Чимбулаком и Боровым. Открыв для себя потрясающую природу Восточного Казахстана и возможности для развития активного отдыха в этом регионе, Андрей, как настоящий патриот, решил на собственные средства построить горнолыжный курорт в новом для Казахстана формате, который станет центром притяжения казахстанцев и иностранных туристов. 


Андрей, расскажите, как у вас возникла идея строительства горнолыжного курорта в ВКО?

Сколько себя помню, я всегда увлекался экстремальными активностями, некоторыми из них даже занимался профессионально. К примеру, я был первым в Средней Азии сертифицированным инструктором по дайвингу, у нас был центр, в котором мы готовили будущих дайверов. Также я увлекался горными лыжами, сноубордами, парусным спортом, виндсерфингом. Одним словом, всегда был за активный образ жизни. И в какой-то момент жизнь подвела к горным снегоходам. Первые горные снегоходы мы с другом купили в 2006 году. Они были устаревшие, но, тем не менее, мы пытались ездить на них по нашим алматинским горам. А потом я совершенно случайно узнал, что в России езда на горных снегоходах очень популярна, там этот вид спорта культивируется. В России это даже не вид спорта, а образ жизни. В Мурманске есть одна из крупнейших школ горных снегоходов, и я, приехав туда в 2013 году, прошел обучение в ней. И уже на первом занятии понял, что, оказывается, совершенно не умею ездить на снегоходах. Кстати, крупные школы есть  также на Камчатке, в Сочи и в Кемеровской области. 

До этого вы катались на снегоходах на уровне любителя?

Да, мне это нравилось, было интересно. А проходя обучение в Мурманске, на Хибинах, я открыл для себя технику грамотного инструктажа, безопасности, и узнал много новых деталей. И, в целом, мне понравилась атмосфера – яркие и увлеченные люди, мощные снегоходы, свежий искрящийся снег, ощущение драйва. И сам Мурманск мне понравился. И вот, побывав там, я понял, что хочу продолжать ездить на горном снегоходе. Свой старый я сразу продал по приезду в Казахстан и купил новый высокотехнологичный снегоход, правда, кататься на нем в Алматы уже не мог. Вроде у нас есть горы, но для езды на снегоходах они не подходят. Поэтому мы с друзьями начали специально ездить на выходных в Риддер, это небольшой городок в Восточно-Казахстанской области с аномальным количеством снега и красивейшими горами, чтобы на выходных покататься на снегоходах.

Почему именно туда?

Студенческие годы я провел в Усть-Каменогорске, моя мама родом из Восточного Казахстана. Поэтому знаю, какой климат в этих краях зимой. И вот приехали мы в Риддер с фурой, груженной снегоходами. Там такие горы, такая природа! А количество снега просто аномальное, высота снежного покрова достигает 4-5 метров. У всех нас есть противолавинные щупы – это прибор в виде складного алюминиевого прута, используемый для того, чтобы искать людей при сходе лавин. Мы втыкали его в снег, чтобы измерить высоту покрова, и щупа длиной около четырех метров даже не доходила до земли! Такое количество снега сглаживает все неровности рельефа, поэтому окрестности Риддера – идеальное место для катаний на горных снегоходах. Потом я начал ездить туда летом, перевез в Риддер свой квадроцикл. Катание на квадроциклах – еще одно из моих увлечений. И начал думать о том, что этот уникальный по своим природным особенностям регион абсолютно недооценен. Я увидел в Риддере мощнейший потенциал для развития туризма. Захотелось что-то открыть здесь, рассказать об этом уголке людям. А для этого необходимо было создать хотя бы первичные условия для туристов. 

6.jpg

Первая проблема – в отсутствии инфраструктуры?

Человеку, который приезжает на активный отдых, нужен нормальный отель, где он сможет выспаться и отдохнуть, хорошее питание, место для хранения снегохода, и элементарно условия для того, чтобы высушить одежду. А мы до сих пор испытываем дискомфорт, приезжая в Риддер. Этот город и по сей день является уголком, где об уровне мирового сервиса люди даже не слышали. Приезжим приходится постоянно приспосабливаться к условиям проживания. Даже я, человек достаточно неприхотливый, служивший в советской армии, понимаю, что пару дней в местной гостинице еще можно рассматривать как экспириенс, а если приезжаешь сюда постоянно, нужен хороший номер в отеле с горячим душем и вкусными завтраками. А люди, которые приезжают кататься на снегоходах, привыкли к совершенно другому уровню жизни. Чтобы вы понимали, снегоход стоит как Toyota Camry, в районе 20 000 долларов, и позволить себе его могут обеспеченные люди, привыкшие путешествовать, повидавшие мир, привыкшие к комфорту. Поэтому, приезжая в Риддер, они в первую очередь рассчитывают на нормальные условия для занятий спортом и для отдыха и налаженный сервис. Для того, чтобы развивать здесь серьезный туристический проект, необходимо наладить инфраструктуру.

Вы уже начали реализацию проекта?

Да, работа началась в апреле прошлого года. Я пришел к акиму Риддера Жомарту Муратову, и сказал, что хочу развивать туризм в Восточном Казахстане, построить здесь масштабный горнолыжный курорт. Нужно отдать должное районному акимату – они готовы к предложениям, оперативно решают все вопросы. Я представил акимату концепцию проекта, показал статистику, согласно которой большую часть туристов составляют россияне – жители Барнаула и Новосибирска. Я понял, что здесь необходимо создавать центр притяжения туристов и Казахстана. Россияне пресытились своими туристическими направлениями, им у себя тесно, вот они и приезжают к нам, а у нас – поле не паханное. В Риддере даже нет аэропорта – сюда добираются на машинах и автобусах из Усть-Каменогорска. Восточный Казахстан славится пантолечением, а вот о развитии снежного туризма здесь никто не задумывался. Мы утвердили концепцию проекта, и я начал подыскивать земельный участок. Нашел подходящую локацию, снес ветхое жилье, и около семи семей переселил в хорошие квартиры, чтобы освободить место для будущего туристического центра.

Расскажите и нам о концепции проекта.

Этот туристский центр является первым этапом в реализации большого горнолыжного курорта, который мы планируем развивать. Я хочу, чтобы это был современный, комфортный отель со СПА, рестораном и техническим центром для обслуживания и хранения техники, и с несколькими видами активностей – снегоходами, хелиски, беккантри, зимними развлечениями для детей. У нас даже будет озеро, которое мы зимой будем заливать и делать каток. Будет интересная рекреационная зона для туристов, семей с детьми. Уже сейчас у нас функционирует школа горных снегоходов. Это франшиза известного российского бренда SkiDooKing, к нам приезжают на трехдневную программу обучения люди из разных городов Казахстана. Мы встречаем их в Усть-Каменогорске, организовываем трансфер до Риддера, размещаем в гостинице. Обучение проводит инструктор из Санкт-Петербурга. В стоимость курса входит аренда снегохода, обучение - теоретический и практический блок, проживание, питание, трансфер. То есть за три дня любой человек может научиться управлять горным снегоходом на сложном горном рельефе, особое внимание мы уделяем противолавиyной безопасности. Человек получает и отличный опыт, и эмоциональную встряску, можно успеть отдохнуть от работы, получить новые впечатления. Это непередаваемые ощущения – парить на снегоходе по снегу, который выравнивает рельеф, и наслаждаться красивейшими зимними пейзажами. Раньше я кайфовал, когда мы ездили по миру на хелиски – нас поднимали на вертолете в горы и высаживали, и мы катились вниз на лыжах или сноубордах. А здесь двойное удовольствие – ты кайфуешь, пока поднимаешься на снегоходе в горы, и спускаешься вниз. Ощущение драйва не отпускает тебя до последней минуты, пока ты не оставишь снегоход.

8.jpg

Кто к вам в основном приезжает?

Средний портрет нашего гостя такой: состоятельные мужчины 30+ (хотя все больше женщин начинают интересоваться ездой на снегоходах), которые уже успели побывать в разных точках мира, пресытились Турцией и Эмиратами, попробовали все развлечения и поняли, что клубы, застолья с бешбармаком и виски – это не интересно. Отмечу, что обучение в школе снегоходов – удовольствие недешевое, обучающий курс с проживанием стоит $2000. Школа, как я уже сказал, – это только часть проекта. Надеюсь, что к следующему зимнему сезону курорт уже будет запущен, и люди начнут приезжать сюда не только чтобы научиться кататься на снегоходах, но и на лыжах, сноубордах, и просто отдыхать. Уверен, что проект будет успешным – я всю жизнь работаю в сфере сервиса, и в организации активного отдыха у меня уже есть опыт. А пока что на меня здесь смотрят как на сумасшедшего – зачем этот бизнесмен из Алматы постоянно приезжает, вкладывает собственные деньги в строительство курорта.

Местные жители не видят перспективы развития туризма в своем городе?

Знаете, в нашей стране многие не верят в свой регион. Большинство людей, особенно русскоязычных, проживающих в городах рядом с российской границей, давно сидят на чемоданах, и думают о том, как бы уехать. У многих из них уже есть квартиры в Барнауле, в Новосибирске. А я придерживаюсь другого мнения. Я считаю, что верно говорят: «Где родился, там и пригодился». У меня патриотический подход к этому проекту. Это, может, высокопарно прозвучит, но я хочу оставить свой след в жизни, сделать что-то для страны, которая меня подняла, воспитала, дала образование. Я могу сделать хотя бы что-то в рамках этого региона, дать толчок развитию внутреннего туризма, поменять отношение людей к своей стране. Какой смысл жаловаться на языковую реформу, переход казахского языка на латиницу и эфемерное притеснение русскоязычного населения, грозиться уехать в Россию? Там мы никогда не будем чувствовать себя так же, как у себя на родине, в Казахстане. Нужно сделать что-то для своей страны. А нам есть над чем работать. Сейчас иностранцам наконец-то дали возможность приезжать без визы на месяц. Они бы с удовольствием приезжали в регионы Казахстана, но представьте – приезжает иностранец в Риддер, где нет ни отелей, ни англоязычных гидов, ни нормальной организации тура, ни элементарно туристского пункта поддержки, куда можно обратиться с вопросом. Мы сейчас работаем в том числе и над тем, чтобы для иногородних и иностранных гостей пребывание в Риддере было комфортным. Я очень хочу, чтобы этот регион заработал. Здесь такие красивые окрестности! В пешей доступности находится уникальное место, куда, говорят, три или четыре миллиона лет назад упал метеорит, оно считается второй Шамбалой. Сюда приезжают йоги и экстрасенсы, чтобы установить «связь с космосом». Сейчас здесь можно увидеть 20-километровый в диаметре кратер, в центре него – идеальная, как конус, гора с вершиной из белого кварца. Таких мест совсем немного в мире, и одно из них находится у нас, в Восточном Казахстане. Нам есть, что показать людям, и поэтому я хочу развивать туризм в этом регионе. Я не стану богаче сразу как построю гостиницу, у проекта долгосрочная окупаемость, но я хочу, чтобы сюда приезжала молодежь, люди со всех городов Казахстана. Искренне надеюсь, что кто-то из местных меня поддержит в развитии региона.

А сами вы любите путешествовать по Казахстану? Какие еще регионы, кроме Восточного Казахстан, кажутся вам перспективными?

Наверное, меня всегда тянуло именно сюда, в Восточный Казахстан. Поэтому я сейчас так активно взялся за реализацию своего проекта. Очень люблю красивейшее Бухтарминское водохранилище, Зайсан, всегда с удовольствием приезжал на Балхаш, занимался подводной охотой. У нас множество красивых уголков, и чтобы о них узнали, нужно чтобы в первую очередь мы, сами казахстанцы, начали развивать свои туристические направления. Все начинается с регионов. Когда мы их поднимем и обустроим, начнем правильно распоряжаться своими богатствами, и люди начнут лучше жить, и страна станет более продвинутой. 


Просмотров: 6646   Комментариев:

Расскажи друзьям: 


Краткая ссылка: http://hommes.kz/blog/1118/


NEW
Похожие записи