Арманжан Байтасов о том, как он заработал $80 млн и почему богатейшие люди Казахстана избегают попадания на обложку Forbes

ceda95bb1f551dc4d58185e7022899a4.jpg

Арманжан Байтасов - один из самых видных бизнесменов 90-х. В возрасте 22-х лет он стал одним из основателей коммерческого телевидения в Казахстане, запустив «31 канал». На сегодняшний день в его бизнес-портфеле имеются такие медиа-проекты, как радио “Business FM”, телеканал «MuzZone”, а также журналы Forbes в Казахстане, Грузии и с недавних пор в России. Арманжан Байтасов поделился своим богатым опытом в бизнес-сфере со съёмочной командой Акана Сатаева, выступив консультантом при съемке фильма "Бизнесмены". В преддверии выхода картины в широкий прокат Бейбит Алибеков взял у Арманжана Мерекеевича интервью, в ходе которого выяснилось, каким образом медиа-магнат заработал свои миллионы, как формируется список богатейших людей Казахстана от журнала Forbes и почему в нашей стране успешные предприниматели боятся публичности. 


Арманжан Мерекеевич, мы все уже знаем, что вы новый председатель правления Forbes Russia.

Все верно.

До этого Forbes Russia принадлежал Александру Федотову. Расскажите нам как произошел переход журнала от него к вам?

Бизнес, прежде всего, построен на коммуникациях, на умении людей завязывать знакомства, связи, вызывать симпатию других людей, оппонентов. Так получилось, что в прошлом году в честь столетия Forbes была организована конференция, на которой присутствовали представители журнала со всего мира. На этой встрече мы познакомились с акционерами издания из Гонконга, которые стали новыми владельцами этого глобального бренда. Казахстанский Forbes на этом съезде отметили, сказав, что он на хорошем счету. После ко мне начали подходить люди, общаться и так мы познакомились с Магомедом Мусаевым (крупный российский предприниматель, - прим.ред.). Это человек, которому нравится бренд Forbes как таковой. На конференцию он попал благодаря Николаю Ускову (российский историк-медиевист и журналист, - прим. ред.) и очень погрузился в проблему Forbes, как бренда. Позже, как оказалось, он заключил сделку с Федотовым по покупке Forbes Russia и первым человеком, которому он позвонил после этого стал я, так как все это время мы поддерживали хорошие отношения. Скажу сразу, у российского издания есть определенные проблемы юридического и технического планов, с налогами тоже нужно разобраться, поэтому им сейчас нужен крепкий менеджер, и в данный момент он сидит перед вами (смеется).

Означает ли это, что вы еще имеете там какие-либо shares  (определенное количество акций, - прим. ред.)?

Про shares я сейчас говорить не могу, но отмечу, что Россия такая же страна, как Казахстан, поэтому иностранцы не могут иметь долю в уставном капитале, превышающую 20%. Но этот вопрос в любом случае обсуждается, скрывать не буду.

Арманжан Мерекеевич, мы видим вас как шер-холдера журнала Forbes Kazakhstan, Forbes Georgia, а также в списке самых богатых людей Казахстана. Ваше состояние оценивается приблизительно в $80 млн. Как вы считали ваши деньги, чтобы попасть в свой же список Forbes?

На самом деле все считается очень просто. Основная часть моих денег получена за счет продажи «31 канала». Эта сделка была открытая, нашими покупателями были публичные компании, поэтому все суммы были опубликованы. Вариант, что деньги чемоданами уходят куда-либо в неизвестном направлении, невозможен. То есть бизнес у меня абсолютно прозрачен, и для меня это отдельный предмет гордости.

А покупателями были группа компаний «СТС Медиа»?

Да, и по структуре сделка была очень сложная, потому что опять-таки для иностранцев у нас есть ограничение в 20%.

Очень интересно, как прошла сама сделка, потому что Александр Роднянский довольно-таки колоритный персонаж на медиа-рынке.

Я был очень хорошо знаком с ним еще до того, как все это произошло. И тут мы опять возвращаемся к вопросу коммуникаций, знакомств, переговоров, доверия — чувствуешь ты человека или нет. В то время, когда мы начали переговоры, рынок у нас был растущий. Если быть точнее, это был 2006 год — один из самых высоких для Казахстана по заработкам. Тогда сотка земли у нас стоила примерно $100.000. То, что сейчас вообразить невозможно. Люди, покупая квартиры в районе $8000 за 1 кв.м., делали это с прицелом, что через 2-3 года продадут жилье уже за $10.000. В этом особо никто не сомневался.

Как будто здесь Гонконг...

Да, я просто напоминаю, может быть, многие не помнят этот период. Понятное дело, что такая же ситуация была у нашего ближайшего соседа и партнера — России. Их рынок тоже рос и процветал. Изначально, когда мне поступило предложение о покупке «31 канала», я не хотел принимать его. Но после мы пришли к соглашению и продали телесеть на самом пике.

А вы могли подумать когда-либо, что продадите ваше «детище» за такие деньги?

На самом деле, я хотел больше (смеётся).

cebad5215f2ebbc305778793d85262db.jpg

Можно ли уточнить еще раз, во сколько лет вы открыли «31 канал»?

Мне было 22 года.

В наше время все рано начинали...

Я хорошо помню тот период: тогда СССР прекратил свое существование, я только окончил факультет журналистики КазГУ (сейчас КазНУ им. аль-Фараби, — прим.ред.). На последних курсах у нас уже было свободное посещение, поэтому мы могли параллельно учебе работать где-нибудь. Вообще, я начал работать ещё с 1985 года, с 15 лет. Страшно сказать, но у меня уже больше 30 лет профессионального стажа. Я начинал с того, что публиковался в наших газетах - «Вечерний Алматы», «Огни Алатау», сотрудничал с детской и молодежной редакцией казахского радио, а после настал период работы на телевидении. Трудовая книжка на ТВ у меня появилась в 1989 году.

Арманжан Мерекеевич, вот вы и незаметно подвели нас к 90-му году. Именно об этом периоде времени повествуется в фильме «Бизнесмены». Вы сами непосредственно участвовали в сьемках этой картины, поддерживаете ее? На всех баннерах я вижу ваш логотип.

Фильм мы бы поддержали однозначно, даже если бы я не участвовал в съемках (смеется).

А какую роль вы там сыграли?

Я сыграл самого себя, мне досталась эпизодическая роль или как принято говорить сейчас - камео.

А вот вы, будучи бизнесменом из 90-х, застали рэкетиров? К вам приходили бандиты?

Приходили.

Что они вам говорили — упади на карты, давай пообщаемся?

Я разговаривал с ними достаточно уверенно и спокойно, по той просто причине, что у телекомпаний кроме эфирного времени, эфемерного, взять то ничего и не было. Наша главная ценность заключалась в качественном контенте. Ещё мы продавали рекламу, но как можно было отобрать нечто неосязаемое? Рэкетиры до этого не додумались, поэтому мы просто однажды пообщались. Более того, скажу, «представители того мира» не такие уж страшные, если с ними нормально разговариваешь. Главное, не про машины и не про одежду.

Показывали ли вы про них репортажи в новостях?

Само собой. Причём без прикрас. Дело в том, что хроники 90-х годов, особенно те, что показывали именно в новостях — это суровая правда жизни и она достаточно устрашающая.

А вот вам угрожали пистолетом?

Напрямую не угрожали, но я видел перестрелки, не участвовал, а был свидетелем.

Вы их просто фиксировали на камеру? (смеется).

Да, бывало, что фиксировал, но не участвовал.

a9942d2dd9310642a9d16f5b6e656604.jpg

Арманжан Мерекеевич, ранее вы упомянули о том, что продавали рекламу на ТВ. Сейчас мы живем во времена, когда царствуют соцсети. В связи с этим хотелось бы спросить, есть ли у вас коммерческие посты в Instagram?

Как быстро от 90-х мы перешли к Instagram (смеется). Скажем так, когда я узнал, что на постах в Instagram можно зарабатывать, то я страшно этому обрадовался. Как человек медийный, я прекрасно понимаю, что такое реклама и контент, поэтому осознав это, стал более внимательно относиться к тому, что я публикую. Можно сказать, что в некоторой степени это дисциплинировало меня, так как я даже разработал внутренние правила, какие фото стоит размещать, а какие нет.

И все-таки спрошу ещё раз — кто-нибудь платил вам за рекламу? Вы ведь летаете на частном самолете, поэтому очень интересно (смеется).

Давайте лучше про 90-е поговорим (смеется). Хорошо, я отвечу на этот вопрос — реклама в Instagram уже стала частью медиа-пространства и можно сказать, что я не отстаю от трендов (улыбается).

На самом деле, я не просто так завёл разговор о деньгах. Мне вот часто говорят, что до Дудя мне как до луны. Но я приостановил работу своего YouTube-канала не из-за этого, а по той причине, что мне не с кем разговаривать. Если я беру интервью у кого-нибудь из мира бизнеса, например, человека из списка Forbes, мы его монтируем, сводим и уже когда готовимся заливать, мне вдруг говорят: «Братан, давай не будем выпускать, зачем это надо и тд.». Почему наш бизнес не медийный и будет ли он вообще когда-нибудь таким?

Если брать в расчет крупный бизнес и его владельцев, то здесь нужно понимать 2 фактора, которые не позволяют им стать публичными, вынуждая держаться подальше от лишнего внимания. Во-первых, все эти бизнесмены родом из СССР. Те, кто находится сейчас в этом зале, наверное, не совсем понимают, что такое жить в Советском Союзе. Например, сейчас очень легко просто так взять и уехать отдыхать в Турцию. Забудьте. При железном занавесе никто бы из вас туда не поехал. Тогда все было стабильно, вроде бы есть и свет, и газ, да и хлеб стоит всего 20 копеек, но страна была закрытой. Бизнесмены из СССР всегда держат стойку и с опаской относятся к публичности, потому что любое слово может быть использовано против них.

А было ли такое, что кто-то из списка Forbes звонил вам с просьбой убрать его оттуда?

Да, такое было.

И вы убирали?

Нет. Я находил правильные слова, чтобы дать понять, человеку, что при определённых обстоятельствах сделать это невозможно. Дело в том, что если состоялась публичная сделка, то о ее результатах знают все. Как правило, они все открытые, честные и справедливые. Поэтому не говорить о них или убирать из списка людей только из-за того, что у нас есть личные отношения - неправильно. Обычно я всегда нахожу подход к таким людям, которые в итоге понимают, что бежать от публичности не стоит. Если вы видели наши первые списки, то могли заметить, что где-то около 5-6 фотографий людей отсутствовало, вместо этого были просто силуэты. Сейчас дела складываются лучше, в крайнем случае, это может быть 1-2 силуэта. Кстати, постоянный участник списка — Нурлан Смагулов — один из тех, кто не боится публичности, ему это даже интересно.

Он носит красные носки, конечно, о чем речь (смеется).

Да носит красные носки, ходит с бабочкой, но, кроме того, Нурлан Смагулов — первый бизнесмен, который появился на обложке Forbes. Вообще я напишу отдельную книгу, где расскажу, как я вначале уговаривал всех наших бизнесменов соглашаться появиться на обложке.

А сейчас вам, наверное, деньги за это предлагают?

Предлагают, конечно, но вы знаете, что это невозможно.

fcaece9f416739ca6c706d0c2199fc4e.jpg

Продолжая тему со списком ТОП-50 богатейших бизнесменов Казахстана. При его составлении учитываются какие-то активы: недвижимость, развлекательные комплексы и тд. Но зачастую не берутся во внимание их кредиты, которые не лежат в публичной плоскости. Поэтому, учитывая эту информацию, мы уже по-другому смотрим на этот список, потому что приблизительно понимаем, что половина людей там перекредитованы и, возможно, если свести их баланс, то они будут в минусе, а не в ТОП-50.

Согласен, очень хороший и точный вопрос, который мы часто слышим от бизнесменов. Постараюсь объяснить все на примере Серика Тульбасова. Он построил шикарный ТРЦ «Dostyk Plaza», взяв при этом кредит на сумму больше чем $100 млн. Люди после, начиная считать его баланс, прибегают к простой математике, отнимая эти самые $100 млн. Очень легко ведь? Но если говорить серьезно, то это актив, который работает ежедневно. Да, господину Тульбасову нужно обеспечивать проценты по кредиту и выплачивать тело кредита, но через 5-6 лет при правильной бизнес-модели (а у него она очень правильная) все это окупится и начнет приносить только прибыль. Поэтому на данный момент какая разница занял ли ты деньги или не занял? Это твой актив, который работает и стоит определенных денег. Не все ведь компании, как Apple предпочитают хранить сотни миллиарды долларов на счетах кэшом.

А у вас есть кэш?

Кэш, как и у всех нормальных бизнесменов, есть (улыбается). Но хочу сразу сказать, что какой бы список Forbes, будь то американский, российский или казахстанский, вы не посмотрели, у миллиардеров из него не лежат по $40 млрд кэшем. Даже у Уоррена Баффета.

Мы однажды просто сидели с банкирами из KazKom и HalykBank и они, просматривая список Forbes, говорили: «о, вот этот проблемный заемщик, и этот, и тд».

У меня к банкирам тоже есть множество вопросов, если честно.

Они паразитируют на экономике, вместо того чтобы вести бизнес.

Я полностью с вами согласен. Что за ерунда? Они дают ипотеки под безумные 12-13% годовых. Хорошо, что сейчас глава государства лично занялся ипотечным вопросом, предложив программу «7-20-25». А так до этого я ни разу не видел, чтобы банки в тенге сделали какую-нибудь разумную ипотеку, с выгодными ставками под 7%. Для них обязательно нужны какие-либо политические мотивы, поэтому у меня, как у бизнесмена, имеются к ним очень большие вопросы.

Арманжан Мерекеевич, до этого вы выступали с поддержкой казахстанского бизнеса на Syneq Business Forum. Надеюсь, у ребят, сидящих в зале, тоже будет бизнес и они смогут к вам обращаться, но сейчас идет шквал обратной критики в сторону подобных форумов и тренингов, потому что Портнягин, к примеру, не ответил вопрос про его маржу и тд. Как вы относитесь к подобного рода мероприятиям?

Знаете, если на этот форум пришло 1700 человек, то значит это кому-то нужно. Есть спрос, есть и предложение. Во-вторых, я неоднократно говорил о важности получения новых знаний. Вот вы пришли сегодня на встречу со мной, Бейбитом, Ернаром, пообщались, получили массу свежей информации, а главное узнали то, что раньше было для вас непонятным и скрытым, так как мы все-таки специалисты в узких областях. Получая такой опыт, вы обогащаетесь и умственно, и интеллектуально. В-третьих, огромный плюс таких форумов — это горизонтальные связи. Все 1700 человек, которые в этот день были в здании, могли легко познакомиться друг с другом, обменяться телефонами. Может быть, после эти знакомства превратятся в дружбу, или в партнерские отношения, большой бизнес. Самый большой плюс форумов заключается именно в этом. Повторюсь, один из самых сильных факторов успеха в бизнесе — это связи и знакомства, поэтому если на форуме вам предоставляется такой шанс, используйте его. По крайней мере, за это точно стоит заплатить.


Сессия вопросов от аудитории:

Арманжан Мерекеевич, зачем вы начали так рано работать, в 15 лет?

Во-первых, от необходимости, потому что на факультет журналистики в советское время невозможно было бы поступить без публикаций в печатных изданиях. А так как я человек основательный, уже в то время понимал, что пора начинать. Да и родители говорили мне, что если я не определюсь с целями, то пойду в ПТУ, а мне туда очень не хотелось. Поэтому с 15 лет я пошел обивать пороги и редакций печатных изданий, и радио, и ТВ.

Бизнесмены из 90-х часто не хотят рассказывать про первый миллион, а вот про второй уже с большей охотой. Хотелось бы спросить у вас именно про первый миллион, в какой год это произошло, каковы были обстоятельства и ощущения?

Про первый миллион могу рассказать очень легко и понятно. Осознание того, что я миллионер пришло не из-за того, что у меня на руках кэшем был миллион долларов. Я просто понял, что мы являемся компанией с большими оборотами и через нас проходят большие деньги. Мы стали зарабатывать солидные суммы, и это произошло где-то в 1994 году, скорее даже в 1995, когда мы заключили наш первый крупный контракт с Procter & Gamble. То есть в 1995 я уже четко понимал, что могу позволить себе хороший большой Mercedes. Но кэша в миллион долларов я не держал, естественно.

Что вы думаете по поводу туризма в Казахстане — развивается ли он и на каком уровне находится сейчас?

Знаете, вот только недавно разговаривал с владельцем одного из крупнейших отелей в Москве и он говорит, что в сентябре наблюдался невероятный всплеск туристической активности. Наполняемость отеля была феноменальной, хотя он очень дорогой. В целом, прогуливаясь по улицам Москвы, можно сказать, что она стала уютной и привлекательной. Буквально вчера ужинал в ресторане, где напротив летников играют музыканты. Это создает определенную атмосферу. Да и добираться в Москву стало удобно, иностранцам этот пункт очень важен. Казахстан еще не дошел до такого уровня. У нас появилась только одна улица Панфилова, и качественный островок на Есентае. Однако туризмом нужно заниматься на государственном уровне, к этому нужно подходит очень серьезно. Тогда уже не будет важно, санкции не санкции, есть ли у нас нефть или нет, что бы ни случилось, у нас будут туристические потоки, которые уже невозможно будет остановить. К тому же, это будет постоянный приток валюты в нашу страну. У Казахстана огромный потенциал: где еще вы найдете горы в такой близости? С ALMAU можно добраться до Шымбулака за 30 минут. Вы можете пропустить пару-тройку пар, покататься на лыжах и вернуться вновь (смеется). Такими возможностями обладает малое количество городов. Тем более у нас город миллионник, а это значит что он удобен для туристов сточки зрения того, что здесь есть отели любого уровня, великолепный выбор ресторанов, насыщенная культурная жизнь. Если посмотреть на количество пригласительных, которые я получаю в неделю, можно просто восторгаться силой нашей алматинской интеллигенции, которые генерят столько ивентов, столько различных новых премьер и постановок. Хочется побывать везде, но не успеваешь. При правильном развитии туризма, туристы будут приезжать в Алматы, как в вечный город, потому что здесь постоянно происходит что-то новое и интересное.

Вы говорили о том, что Forbes поддерживает начинающих предпринимателей на бесплатной основе. Как молодому начинающему предпринимателю попасть на страницы журнала Forbes?

Если у вас уже есть бизнес, рабочее предприятие, то мы о нем расскажем - если это интересно для нашей аудитории. Бизнес должен быть действующим - мы говорим о том, что сделано в Казахстане. А для того, чтобы попасть на страницы журнала Forbes, нужно заработать пару миллионов и все будет хорошо (смеется).

Какое внимание вы уделяете благотворительности?

Так получилось, что я всегда был связан как-то с благотворительностью, и мне повезло, что со мной были достаточно мудрые люди. Наша первая благотворительность выглядела, наверное, по-детски, но это то, что мы могли делать. В 93-м году мы объявили сбор вещей среди своей аудитории, и выбрали несколько детских домов, больниц, которым хотели помочь. Чего только не было среди вещей - полотенца, игрушки, пианино даже было. Помню, в том же 93-м году начали делать благотворительные елки. Инициатором был Федор Павлович Сенчин, он, к сожалению, недавно ушел из жизни, работал у нас на радио. Через некоторое время я понял, что благотворительность - это целый мир, в нем есть очень много мошенников и есть много правильных людей. Чтобы разобраться, где правильно - нужен профессиональный подход. И с каких-то пор, с 2000-х, я уже начал сотрудничать с профессиональными организациями, которым доверяю. Здесь я четко понимаю, что те деньги, которые мы выделяем (а это деньги, которые заработала компания), тратятся не просто так. Это плохое отношение - выбрасывать деньги просто так. К благотворительности нужно относиться очень ответственно.

С чего вы начали свой первый бизнес и какие главные аспекты вы можете выделить как для начинающего предпринимателя?

Я начинал работать в газетах на фрилансе, получал гонорары. Кстати, в советское время неплохие гонорары платили. Помню, они приходили по почте, в конвертиках. Это, в общем-то, было безопасно, мои почтовые ящики никто не поджигал, и я спокойно доставал 5-10 рублей. Это была хорошая прибавка к стипендии. У меня была тогда повышенная стипендия - 50-60 рублей, и получить 10 рублей с публикации - было круто. В ресторан точно мог пойти. Что касается настоящего бизнеса, то могу честно сказать, что мы занимались перепродажей, как и многие другие, и достигли в этом определенных высот. Начинали с вентиляторов, китайских пуховиков и кофточек, дошли до шампанского, и апогеем, конечно, были машины. Мы привезли партию автомобилей, успешно продали, я оставил себе одну Toyota Corolla, и был невероятно счастлив. Конечно, я считаю, что нужно заниматься тем, чем ты умеешь заниматься. Лучше всего у меня получалось заниматься медиа - телевидением, газетами, радио, поэтому я больше был сконцентрирован на этом. Хотя параллельно занимались другими направлениями - сельским хозяйством, к примеру, но там у нас был неудачный опыт. Если не разбираетесь в чем-то, то лучше не пытайтесь делать бизнес на этом - вы потратите деньги, и что еще важнее - время.

Слоган нашего фильма - есть вещи, которые не имеют цены. Какие ценности для вас превыше денег? (Вопрос от Эрнара Курмашева, продюсера фильма). 

Очень важно, что в фильме была поднята именно эта тема. Потому что когда идет эйфория от заработанных денег, на самом деле, что-то притупляется. И это очень плохо. Поэтому должны быть фундаментальные ценности, на которых ты стоишь. Есть четыре фундаментальные вещи, которые я для себя вывел - семья, покой в твоей стране, друзья, и чтобы работа приносила удовлетворение - и моральное, и материальное. Вот четыре вещи, на которых зиждется фундаментальное счастье.

Есть программы «Казахстан-2030», «Казахстан-2050». Как думаете, что станет с бизнесом в будущем?

Первое, что мне приходит на ум - в 2030 мне будет 60 лет. И, наверное, я по-другому буду относиться к себе и к понимаю времени, как такового. Но уже сейчас я думаю о времени. Точнее о том, как я трачу это время. На самом деле неважно, какие технологии будут в 2030-м, лишь бы человек жил с правильными ценностями, с правильными установками внутри себя. Неважно, сколько у тебя миллионов. Просто надо жить достойно и делать свое любимое дело, находясь в кругу дорогих сердцу людей. Нужно просто понимать что жизнь когда-нибудь закончится. Наверное, в эти годы я буду думать о чем-то другом. Я могу говорить долго и бесконечно о будущем страны. Развивайте малый и средний бизнес, это основа среднего класса. Если средний класс будет шире, значит, устойчиво будет развитие нашей страны. Мы будем богатеть, будущее поколение будет счастливо, и в 2050-м году все будет замечательно.

Вы не переедете в Москву?

Я очень люблю мой город. Недавно я общался с Тимуром Турловым («Фридом Финанс»), он москвич, переехал в Алматы. И меня потрясли его слова о том, что он получает наслаждение от каждого дня, который проводит здесь, поэтому я тоже хочу сказать - я хочу жить в Алмате, это мой город.


Просмотров: 3422   Комментариев:

Расскажи друзьям: 


Краткая ссылка: http://hommes.kz/blog/1310/


NEW
Похожие записи