Абылайхан Камаладин: сколько зарабатывают вайнеры и почему казахоязычная аудитория — двигатель продаж

IMG_7220.jpg

Если блогеры и вайнеры зарабатывают на рекламе в соцсетях, то Абылайхан Камалладин — тот человек, который зарабатывает на продвижении и продюсировании блогеров. Он является менеджером более 50 известных инста-блогеров, в числе которых Биржан Ашим, Тават, Ратбек, Хаким Мукарам. Он первый начал продавать сторис за 1000 долларов и знает, какой контент будет не только эффективным, но и интересным. В нашем интервью Абылай рассказал, у кого самая платежеспособная аудитория, почему вайнеры и клиенты никогда не бывают довольны роликами (пока не запустят их), и из чего складывается ценник на рекламу в Инстаграме.


Абылай, давайте начнем с предыстории. В какой момент вы поняли, что не хотите работать в корпоративной системе, с 9 до 6, и решили уйти в совершенно новую на тот момент творческую сферу — работу с вайнерами?

До того, как я стал менеджером вайнеров, у меня была должность директора по коммуникациям в одном из Алматинских университетов. И последние четыре месяца на этой работе была депрессия. Я пил, тусил в «Чукотке», но ничего не пытался изменить — просто плыл по течению. Как-то мой друг Биржан Ашим пригласил меня сыграть роль в пранке с Нагимушей, который многие видели. Я отыграл и пошел на работу. В своей депрессии я не хотел думать о том, что будет дальше.

Сколько вам лет было на тот момент?

23. Вообще, я начал работать с 15 лет, а с 18 лет был уже директором в нескольких разных компаниях.

В 18 лет — и сразу директором?

Да. Некоторые думают, что директором я становился за счет родителей — нет, сам. Ну, в 18 лет открыл собственное ИП, затем ТОО, и там-то, конечно, сам был директором. Уже в этом возрасте занимался тендерами, конечно, допускал жесткие косяки, зато на собственном опыте познавал основы ведения бизнеса, бухгалтерии.

А потом, после съемок в пранке, меня пригласили менеджером на YouTube-проект «Алма-Ата, штат «Небраска». Я ушел со стабильной работы с хорошим окладом и соцпакетом на YouTube-проект, который первые пять месяцев практически не приносил никаких денег. А у меня в то время был кредит — первый, и, надеюсь, последний в моей жизни. И я понял, что теперь мой заработок зависит только от меня самого. Начал ходить по компаниям, продавать рекламу на наш проект. Параллельно работал над страницами Биржана и Тават в Инстаграме, раскачивал их. После этого ко мне начали обращаться другие блогеры, а к кому-то я приходил сам и предлагал свои услуги. Почему я это делал — потому что понимал, что одного YouTube-проекта мне будет мало. До этого у меня было 15 сотрудников, я привык совсем к другим объемам работы. Поэтому параллельно с развитием и продажей рекламы на «Небраске» занимался продвижением страниц блогеров. За 2017 год мы продали рекламу у 30-40 блогеров. Тогда я еще не вел статистику, не подсчитывал количество роликов, поэтому называю примерные цифры.

Как крупные рекламодатели относились к вам, 23-летнему менеджеру, который представлял таких же 20-летних блогеров?

Нормально. Потому что, во-первых, я понимал, что говорю. Во-вторых, я год работал в маркетинге и уже знал многих рекламодателей, и они меня знали. На самом деле, сейчас очень много молодых директоров по маркетингу и рекламе. Им по 19, 20 лет, и не у всех даже есть высшее образование. Оно не всегда нужно. Но были, конечно, и такие клиенты, которые смотрели на меня скептически, говорили: «Да кто вы вообще такие?». Я не мог им ничего ответить, и уходил к их конкурентам. И вот когда они видели, что мы делаем с конкурентами, уже возвращались к нам сами. Я не отказывал им, работал без мести, без злых мыслей, качественно выполнял работу.

Расскажите, чем вы занимаетесь сейчас.

Сейчас я продаю рекламу у блогеров, отслеживаю их трафик и выступаю в качестве консультанта для компаний и агентств — советую, с кем из блогеров им лучше работать, какую кампанию и у кого запускать. В сентябре или в августе многие компании проводят стратегические сессии, на которых они планируют бюджет на рекламу на следующий год. Я принимаю в них участие как эксперт и предлагаю блогеров, с которыми им лучше всего работать. Но у блогеров тоже зачастую свои условия, тут нужно быть внимательным.

Например, какие условия?

Я не могу разглашать их, но это абсолютно нормальная практика, когда у блогеров есть свои условия, которые не подходят клиенту, а требования клиентов, в свою очередь, не подходят блогерам. Обычный случай — компания говорит, что заплатит несколько миллионов тенге, но блогер должен сыграть так, как они хотят. Блогер читает и говорит — нет, я не буду этого делать. Если у клиента слишком жесткие условия, блогеры стараются с ним не работать. А рекламодателям не выгодно не работать с нами, потому что весь трафик сейчас в соцсетях. У нас есть конкретные показатели — сколько просмотров у ролика, сколько лайков, сколько переходов. Это то, чего нет у многих телеканалов, у них есть только рейтинги.

Что касается лайков и просмотров — вы их не накручиваете?

Вообще, их можно накрутить. Все можно накрутить. Но накрученную страницу и страницу «настоящего» блогера различить легко. Блогера, у которого миллион подписчиков, знают на протяжении последних трех-четырех лет. У него все ясно по показателям и органическим просмотрам. А есть страницы, у которых тоже миллион подписчиков, но эти люди мало кому известны. Более того, они снимают откровенно плохие ролики, посмотришь их и понимаешь — не могли они столько просмотров набрать. Элементарно, по просмотрам можно отследить людей, которые посмотрели этот ролик — там видно, что у половины страниц нет аваторок, значит, это боты.

Я имею ввиду, вы сами не покупаете просмотры и лайки, чтобы показать рекламодателям более выгодную статистику?

Нет. А смысл? Каждый блогер боится страйка. На YouTube страйк — очень известная тема. Если ты допустил какую-то ошибку, к примеру, своровал авторский контент, то YouTube дает страйк (предупреждение). Есть только три предупреждения, и если ты их получил, то уже не сможешь открыть канал на свое имя, на которое он был зарегистрирован. Сейчас с нарушениями правил все жестко. YouTube намного умнее человека — у платформы есть искусственный интеллект, который различает маты на всех языках мира, теперь даже на казахском. Если он слышит мат, то сразу ставит на ролик отметку «18+». А это значит, что все пользователи YouTube до 18 лет никаким образом не смогут посмотреть это видео, даже если будут искать его в поисковике. Инстаграм временами тоже глючит и блокируется, потому что сейчас разрабатывается искусственный интеллект. В него вкладывают большие деньги — пять миллионов долларов в день, если я не ошибаюсь. Все для того, чтобы не допускать нарушения правил, воровства контента, накруток подписчиков и просмотров. Блогеры боятся, что их заблокируют.

Есть ли у вас какие-то темы или рекламодатели, от которых вы принципиально отказываетесь? Ведь основная аудитория у вайнеров — школьники.

Это миф. Я вам сейчас покажу для примера страницу Биржана Ашима. На данный момент у него 746 тысяч подписчиков, открываем статистику. 49% аудитории — люди в возрасте от 18 до 24 лет, 28% — 25-34 лет, и 14% — 13-17 лет. И только 14% почти из 750 тысяч — школьники.

Аудитория становится старше?

Во-первых, аудитория становится старше, во-вторых, дети и школьники сидят в основном на YouTube. Там больше контента, который им нравится, там целый мир. Юмор в Инстаграме становится интеллектуальным, дети могут его не понять. Сначала они проходят, так скажем, школу на YouTube.

Раньше говорили, что аудитория у вайнеров неплатежеспособная, это тоже миф?

У вайнеров платежеспособная аудитория. Это те же самые люди, которые подписаны на Алишера Еликбаева, Бейбита Алибекова, Ержана Рашева. Если вы зайдете к их подписчикам, то увидите, что они подписаны и на многих вайнеров.

На самом деле, понятие «платежеспособная аудитория» — это пузырь. Платежеспособной аудитории не существует, есть просто аудитория, и она у всех одна. Как говорил министр МИК Даурен Абаев, в Казахстане всего пять миллионов активных пользователей соцсетей. Из них три миллиона — казахоязычная аудитория.


ГОВОРИТЬ О ТОМ, ЧТО КАЗАХОЯЗЫЧНАЯ АУДИТОРИЯ НЕ ПЛАТЕЖЕСПОСОБНА — НЕПРАВИЛЬНО. ТОЛЬКО КАЗАХОЯЗЫЧНАЯ АУДИТОРИЯ ПОДНЯЛА РЕСТОРАНЫ RUMI И MADENI. 


Я не скажу, что цены там дешевые. Ну, Madeni дешевый, а в Rumi и Dala цены не совсем дешевые. Раньше казахоязычная аудитория в принципе не гуляла и не выходила. И только в последние два-три года для них начали специально открывать рестораны. Тот же самый Rumi — халяльный ресторан, там сидит в основном казахоязычная аудитория.

Самая платежеспособная аудитория — казахоязычная. Это будущее Казахстана. Почему — потому что это огромная масса, которая может покупать. В основном казахоязычные люди проживают в регионах; в регионах есть заработок, но некуда тратить его.

Я не скажу, что русскоязычная аудитория суперплатежеспособная. Опять же, нет понятия «платежеспособность». Повторюсь, аудитория у всех одна. Но если все-таки говорить о том, что покупает больше всех, то самая платежеспособная аудитория у Аминки Витаминки. У нее миллион подписчиков на YouTube, ей десять лет, соответственно, на нее подписаны дети. А дети — самая платежеспособная аудитория, потому что они тратят больше денег, чем взрослые или подростки. Реклама сначала действует на детей, а дети хочешь-не хочешь заставят взрослых заплатить. Иначе детские вещи не стоили бы так дорого.

Сколько в среднем запросов на рекламу поступает в месяц?

Могу привести общую статистику за прошлый год — мы сделали 136 видеороликов, около 200 фотопостов и 730 сторис. Все это было сделано через меня.

Сценарии вайнеры сами придумывают?

В основном да, сценарии придумываем сами. Но иногда клиенты дают нам готовый материал и говорят: «Вот идея, вот сценарий, нужно адаптировать его под вайн». И часто клиент готов заплатить любые деньги, но требует снять именно так, как нужно ему. Не хотите — предложат другим. В таком случае блогеры «вытаскивают» ролик за счет отыгрывания. Сценарий может быть одним, а отыграть его можно сотней разных способов.

Какие сейчас прослеживаются тренды в рекламе? Что предпочитают клиенты — видео, фото, сторис, IGTV, Телеграм?

Если нужны быстрые лиды, то есть быстрые переходы — на лендинг либо на какой-нибудь сайт, то, естественно, лучше всего выбирать сторис. К примеру — свайпай вверх и купи билеты от Chocotravel на Turkish Airlines со скидкой 30%, акция заканчивается завтра. Такие сторис стоят от 50 до 300 тысяч тенге — в зависимости от статуса блогера и количества подписчиков.

А чем определяется статус блогера?

Это тот статус, который придумали сами рекламодатели, так же, как и «платежеспособную аудиторию». Они придумали эти понятия, и тем самым создали себе большие затраты.

В итоге, что эффективнее?

Смотря что вы продаете. Лиды-ссылки лучше всего работают через сторис. Все женские товары — через фотопосты. В прошлом году я продавал посты брендам o.b., La Petit Marseillais, OGX (шампуни). Для них мы делали только фотопосты.

Я всегда говорил, что делать фотопосты бессмысленно, это пустая трата денег, потому что эффективность невозможно посчитать по лайкам. Но потом европейские специалисты объяснили мне, что фотопосты — лучший вариант рекламы для женской аудитории. Только девушки могут тщательно рассматривать фото, увеличивать его чуть ли не в десять раз. Мужской аудитории нужны видео, фотографиями их не зацепить. В принципе, видеопост нужен тогда, когда нужно раскрыть месседж. К примеру, «Сникерс». «Ты — не ты, когда голоден». Идею можно раскрыть только в видеоролике.

Вы сказали, что рекламодатели сам создали себе большие затраты, придумав миф о дорогих блогерах. Из чего складывается ценник, учитывая, что он достаточно высокий?

В 2017 году, когда у Биржана было 270 тысяч подписчиков, я продавал видеоролик в ленте за 120 тысяч тенге. Сейчас я продаю его за 1 миллион тенге. Так получилось, что ценники для рекламных агентств с 2017 года поднимал я. Я уже говорил всем, что нам надо поднимать цены, потому что мы даем хороший результат. Весь бизнес по доставке суши и пиццы поднялся на вайнерах и блогерах. До этого люди редко заказывали еду. Вайнеры и бизнес по доставке суши и пиццы поднимались вместе и помогли друг другу. Бизнес по доставке — первые рекламодатели блогеров, и, соответственно, первый большой трафик они получили от блогеров. После этого я начал говорить, что нам надо поднимать цены, потому что пока мы не сделаем этого, нормальные крутые рекламодатели к нам не будут обращаться. К тому времени я начал работать с блогерами из России и Украины, они берут за видеопост чуть ли не 1,5-2 миллиона рублей. В тенге это 10 миллионов. Когда я узнал это, начал поднимать цены на казахстанских блогеров. Начал поднимать я — начали поднимать и другие блогеры, не связанные со мной. Они понимали, что раз я поднимаю цены и рекламу покупают, значит, это правильное решение. Когда Yuframe продавали свой ролик за 800 тысяч тенге, учитывая, что у них было три миллиона подписчиков, мы продавали страницу Биржана с 500 тысячами подписчиков за ту же сумму. Потому что нас хотели, и мы это понимали. Но цену мы подняли не потому, что клиенты готовы были платить, а потому, что мы вложились в качество. Мы первые начали платить видеооператорам, до этого они работали только за отметку их аккаунта в публикации. Мы начали вкладываться в монтаж — приглашали на работу 3D-графистов, которые тоже берут немаленькие деньги, около 100-200 долларов за час или два часа работы. А графику они делают порядка пяти-шести часов! Мы вкладывались в качественные реквизиты. Мы арендовали те помещения, в которых хотели снять ролик, но бесплатно там работать не могли, соответственно, вкладывались в локацию. Из всех этих факторов складывается ценообразование. И уже через два-три года цены будут другими, они будут только расти.

Кто сейчас относится к категории дорогих блогеров?

Опять же, нет понятия «дорогой блогер», все зависит от сложности рекламной кампании. Если это отдельный видеоролик, мы даем стандартную цену. А если клиент хочет целую рекламную кампанию — 10-15 сторис, два фотопоста, восемь видеороликов, два видеоролика на YouTube, видеоролик и пост в Телеграме, то там уже совсем другие цены.

Со скольки начинаются стандартные цены?

Сторис — неважно, у какого блогера — от 100 до 1000 долларов.

За одну? За 15 секунд?

Да. Если у блогера миллионная страница, то цена доходит до тысячи долларов за одну сторис. В России за это берут около пяти тысяч долларов! Но это не означает, что блогеры просто снимают себя и выкладывают. Нам дают целое техническое задание на эти 15 секунд. Как стоять, в какой локации, в какой одежде, с каким выражением лица, бритым, не бритым, как волосы должны лежать, какие цвета могут быть на этом видеоролике, а какие запрещены, кто может стоять рядом, а кого вообще не должно быть. Если клиент платит такую сумму, то и качество съемки должно быть соответствующим. Если можно снять качественный ролик на телефон — хорошо, нет — нужно брать видеокамеру. Текст произносить грамотно и без запинок.

Сколько блогеров вы ведете?

За 2018 год мы сделали рекламу на страницах у 66 блогеров. В 2019 году, думаю, эта цифра возрастет в три раза. Потому что я начал работать с микроблогерами, к которых от 10 тысяч подписчиков и выше, а также с блогерами из Узбекистана, Кыргызстана, Таджикистана, и еще с некоторыми из России и Украины.

Зарубежные блогеры сами к вам обращаются?

Мы встречаемся с ними при самых разных обстоятельствах, начинаем общаться. А иногда ко мне обращаются сами клиенты с просьбой разместить рекламу у того или иного блогера, даже если они знают, что у него есть свой менеджер. Это потому, что у меня не было ни одного фейла. Сколько запросов поступало — отрабатывали все. Не было ни одного проекта, который бы мы начали и бросили на середине, отказались от него. Это первое. Второе — мы соблюдаем дедлайны, максимум, можем сделать просрочку на два-три дня. А многие блогеры могут затягивать сроки до нескольких месяцев! И третье:


Я НЕ ПРОДАЮ БЛОГЕРОВ. Я ПРОДАЮ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА ТО, ЧТО МЫ ОТРАБОТАЕМ РЕКЛАМНУЮ КАМПАНИЮ ТАК, КАК ХОТЯТ И КЛИЕНТЫ, И БЛОГЕРЫ. ПОЭТОМУ БЛОГЕРЫ КО МНЕ И ОБРАЩАЮТСЯ, ЧТОЯ ЗАЩИЩАЮ ИХ ИНТЕРЕСЫ В ТОМ ЧИСЛЕ. 


Кстати, не бывает такого, чтобы в процессе работы были довольны обе стороны — к клиент, и блогер. Клиент настаивает на своем, блогеры — на своем. Но чаще всего приходим к консенсусу. Иногда я говорю рекламодателю: «Давайте так, если мы не наберем определенное количество просмотров, или если эта реклама за один час не понравится людям по комментариям, я откажусь от денег, просто заплатите блогеру. Или не оплачивайте размещение, пока не увидите результат». Сколько бы я раз так не делал — всегда срабатывало. Просто когда ты участвуешь в рекламной кампании, ты в любом случае сомневаешься, будет она работать или нет. Поэтому и клиент, и блогер, как правильно, не довольны роликом — пока не выложат его в сеть.

А ваша комиссия сколько составляет?

По-разному. Иногда бывает, что я не беру свой процент с блогера — мне платит отдельно клиент. Иногда я беру и с блогера, и с клиента. Иногда беру только у блогера — в зависимости от клиента, от поставленных задач и дедлайнов. Один раз нам поступил заказ — за четыре дня мы должны были снять два больших минутных ролика для Инстаграма. Учитывая сроки и сложный сценарий, нам предложили хорошие деньги и даже сказали, что при необходимости готовы заплатить больше.


НО Я ПОНИАЮ, КОГДА ЕСТЬ РЕЗОН ПОДНИМАТЬ ЦЕНУ, А КОГДА НЕТ. ЕСЛИ Я ПРИ ЛЮБОМ СЛУЧАЕ НАЧНУ ПОВЫШАТЬ ЦЕННИК, ЭТО ПЛОХО СКАЖЕТСЯ НА НАШЕЙ РЕПУТАЦИИ. Я ЗДРАВО ОТНОШУСЬ К БЮДЖЕТУ КЛИЕНТА. 


Я сказал, что мы отснимем ролики в указанные сроки за оговоренную сумму, единственное, попросил больше свободы — в текстах, стилистике. Эти два ролика мы сняли за три дня, хотя обычно монтаж занимает чуть ли не неделю.

Блогеры, с которыми вы работаете, конкурируют между собой? Или наоборот, готовы подкидывать друг другу заказы?

Конкуренции за заказчиков нет. Раньше, возможно, была, но сейчас рекламы много. За последние пять лет вайнеры доказали, что результат от их рекламы есть, она реально работает. У топовых блогеров, у которых от 150 тысяч подписчиков, реклама стабильно будет. Тем, у кого до 150 тысяч, нужно дождаться своих заказов. Бывает такое, что блогер не может принять заказ, так как у него контракт с другим брендом. Я говорю: «Не обижайся, тогда я отдаю этот заказ другому блогеру». Они не обижаются, наоборот, даже советуют, кому можно передать ролик, кто, по их мнению, лучше всех его отснимет. Не своим блогерам тоже могу передать, но редко — в основном, отрабатываю сам.

Поэтому конкуренции на рынке нет, зато есть конкуренция в качестве исполнения роликов, в качестве материалов. Кто-то увидел у кого-то технические прорывные вещи, ту же самую 3D-графику, и пытаются сделать так же.

То есть блогерам, по вашему мнению, не грозит кризис и нехватка рекламы? Они всегда будут востребованы?

Единственное, что им может грозить — депрессия. Если блогер впадает в депрессию, то неважно, какие деньги ему обещают, он может «забить» на свою страницу. А топовые блогеры — на то и топовые, что каждую неделю они выкладывают ролик. Сейчас за счет сторис они могут каждый день постить контент, общаться с подписчиками. Сейчас, когда они наработали свою аудиторию, им нужна только харизма. А когда они начинали, нужна была харизма и поработать один год голодными. Первый год у всех блогеров был очень жестким, но они его пережили, и сейчас хорошо зарабатывают — больше, чем многие люди, которые работают каждый день с 9 до 6.

Самое главное — быть в хорошем настроении, чтобы не терять вдохновение?

Да. А настроение может испортить что угодно — к примеру, может подойти человек сфотографироваться, и что-то не то сказать или сделать.

Обычно блогеры, особенно с большой аудиторией, говорят — да мне пофиг на хейтеров, я уже не обращаю на них внимания. Это не так?

Конечно, любое негативное высказывание так или иначе остается глубоко внутри. Некоторые люди подходят и говорят: «Ты же тот самый блогер? Капец, что-то ты оказывается высокомерный». Или: «Да ты на гея похож!». В последнее время много неадекватных людей. Так в основном говорят завистники, и если такие ситуации случаются, то уже прихожу я и начинаю работать над мыслями и настроением блогеров.

Вы для них еще и психолог?

Можно сказать, да. Настроение и настрой — это двигатели блогеров, их мотор.

А кого из блогеров рекламодатели выбирают чаще всего?

Как правило, блогера заказывают его же фанаты. То есть в компании или в агентстве работают фанаты определенного блогера, и они заказывают рекламу у него. Есть люди, которые мне говорят: «Если честно, я никого кроме Хакима не смотрю», или «Я никого кроме Тават» не смотрю. У каждого свой формат и своя территория. Это редкость, чтобы вы смотрели, например, Биржана, и еще пятерых вайнеров.

Можно ли сравнить, кто продает лучше — вайнеры или взрослые блогеры, у которых, по общепринятому мнению, платежеспособная аудитория?

Разница вот в чем: у взрослых ты прочитаешь рекламный пост и сразу поймешь, что это реклама. А у вайнера посмотришь ролик и еще пару дней не будешь задумываться о том, что это была реклама. Но вспомнишь его уже тогда, когда купишь этот товар — чипсы или бургер. Человек покупает чипсы и вспоминает: «А, я же видел их у Биржана». Фишка в том, что Биржан не рекламирует чипсы напрямую. Его главная задача — пробудить аппетит именно на Lays. То же самое, когда вы смотрите ролик, неважно, какой, и видите где-то на заднем плане KFC. Ваши вкусовые рецепторы тут же активируются, вы вспоминаете вкус курицы, и уже не успокоитесь, пока не пойдете и не купите KFC. Вайнеры не любят прямую рекламу. Они изощряются, чтобы сделать ее интересной, смешной. 

Давайте немного поговорим про вас самого. Вы не очень активно ведете свою страницу в Инстаграме, хотя у вас свыше 60 тысяч подписчиков. Не считаете нужным продавать рекламу на своей личной странице?

В принципе, я делаю рекламу в сторис, но нечасто. Хоть у меня и 60 тысяч подписчиков, мне платят от 500 до 1500 долларов. Просмотры в сторис у меня такие же, как и у блогеров, у которых по 200 тысяч подписчиков — примерно от 10 до 30 тысяч. С тех пор, как я начал писать про сервис, меня народ читает.

Тема сервиса хорошо заходит?

Да, но не каждый может грамотно обосновать и аргументировать, чем ему не нравится сервис в том или ином месте. Я начал тему с банками, на тот момент у меня было 30 тысяч подписчиков. Эти сторис — каждую — посмотрели до 55 тысяч человек. Дополнительный трафик мне дали блогеры — мол, читайте, он начинает банки «рубить». В основном я «рубил» Halyk и российские банки. Казахстанские банки, в целом, нормально работают, но не рекламируют себя так, как российские, и только недавно они начали размещаться в соцсетях у блогеров, что, конечно же, дает хороший результат.

Вы сказали, что у вас очень много предложений открыть ресторан или еще что-нибудь в партнерстве. Рассматриваете такую возможность?

Сейчас очень многие открывают кальянные, рестораны, кафе, донерки, шашлычки, кофейни, ломбарды, МКО, барбершопы, аптеки, мини-маркеты. Эти люди уже понимают, что мы для них дорогие. Но, тем не менее, хотят большой охват, большое количество лидов, и поэтому предлагают работать в партнерстве. Мне каждый день предлагают от 5% до 40% доли в каком-либо проекте — зайти без капиталовложения и делать рекламу за свой процент.


ПОНАЧАЛУ Я ДУМАЛ: «О, КРУТО, И ТАКИЕ ТЕМЫ ПОШЛИ». НО ПОТОМ ПОНЯЛ, ЧТО ЗДЕСЬ НЕ ВСЕ ТАК ПРОСТО, НЕ НАДО ЛЕЗТЬ В ПАРТНЕРСКИЕ ПРОЕКТЫ. 


Потому что если я возьмусь рекламировать какое-то заведение — буду отвечать за рекламу сам, или кто-то из блогеров — это означает, что я буду работать только на этот проект, чтобы повышать свою сумму, увеличивать свои 40% в деньгах. А какой смысл ограничивать себя чем-то одним?

Вам предлагают процент от оборота или от дохода?

От чистого дохода. Предлагать от оборота — это самоубийство. К тому же многие не хотели показывать мне свою бухгалтерию, и я понимал, что тем более нет смысла им доверять. Поэтому говорю всем: «Либо вы заказываете рекламу, либо не работаем».

Вы могли бы предложить казахстанским рекламодателям какой-то революционный подход к рекламе? То, чего у нас еще не было?  

Мы не раз предлагали рекламодателям снимать ролики с черным юмором, но наши клиенты еще к этому не готовы. Но в Телеграме мы можем пустить черный юмор, у Биржана Ашима он жесткий. Почему люди начали подписываться на его канал? Он закинул фото Дианы Гурцкой с надписью: «Я не вижу ваших рук». И началось — нахал, да как ты можешь так шутить? Но это же не Биржан придумал, он просто выложил картинку, которая до этого «гуляла» в Интернете. Люди начали подписываться, а дальше пошел жесткий черный юмор. И, в принципе, некоторые рекламодатели уже начинают думать — может, попробовать сделать рекламу на черном юморе? Но здесь нужно понимать, чему он не повредит. К примеру, товарам на рынке FMCG (продукты повседневного спроса) черный юмор повредит. А молодые бренды могут поэкспериментировать.

К примеру, идея для вайн-кампании, скажем, производителя сумок. Снимаем сумку, в которой лежит тело, с месседжем — прочная сумка, не пропускает запахи, защищена от появления пятен. Мы же справились с задачей? Показали, что сумка выдерживает большую массу, ткань не протекает и не пропускает запахи.

Есть пример черной рекламы, этот ролик снял Volkswagen. С первого раза месседж может быть не понятен, но в этом и есть фишка — человек пересматривает несколько раз, пока до него не дойдет, что Volkswagen рекламирует свой автомобиль через террориста-смертника, который не смог взорвать машину. Это, конечно, неправда — любую машину можно взорвать. Но как идея для рекламы — круто. 


 Фото: Инстаграм @qamalladin


Просмотров: 931   Комментариев:

Расскажи друзьям: 


Краткая ссылка: http://hommes.kz/blog/1353/


NEW
Похожие записи