Как карагандинец начал производить кожаные изделия класса люкс и стал сотрудничать с лучшими международными компаниями мира

ровная.jpg

Александр Ермаков - основатель кожевенной Мануфактуры ER, которая базируется в Караганде. Несмотря на то, что его компания существует на рынке всего 3 года, он уже может похвастать завидным сотрудничеством с такими гигантами индустрии гостеприимства, как The Ritz-Carlton, Astana и St.Regis, Astana. Также в его портфолио имеются коллаборации с Pernod Ricard Kazakhstan и Kingston. Отличный результат для такой молодой компании, учитывая, что в Казахстане практически не функционируют предприятия легкой промышленности из-за отсутствия должной поддержки со стороны государства. Редакция Hommes.kz связалась с Александром и узнала, как за такой короткий промежуток времени Мануфактуре ER удалось из маленькой мастерской превратиться в серьезное предприятие. Также мы поговорили о самых сложных заказах и обвинениях, с которыми обычно сталкиваются специалисты, работающие с кожей.


Александр, расскажите, с чего все началось?

Все началось в 2013 году, когда я выиграл конкурс по фотографии и мне вручили за призовое место iPad. Получив столь дорогостоящую вещь на руки, я стал думать, как бы защитить девайс от всякого рода повреждений, царапин и тд. Покупать чехол — не вариант, потому что все, что предлагал на тот момент рынок, было сделано из дешёвых материалов, а я их очень не люблю. Поэтому решил, что сделаю все сам. Взял старую кожаную куртку, порезал, и сделал чехол всего за один день. Это дело пришлось мне по душе, так как я с детства тяготел к различным ремеслам - дизайну, проектированию и пр. После я начал выяснять, где в Караганде можно приобрести натуральную кожу. В итоге наткнулся на небольшой магазин, который тесно сотрудничал с сапожниками и поставлял им нужное сырье. Вначале покупал кое-что у них, позже перешел на кожу итальянского производства. С небольших поделок перешел на изготовление сумок, пару моделей выставил в Facebook, и к удивлению мне удалось их продать.

Через какое время вы смогли запустить производство? Когда стал наблюдаться постоянный поток клиентов?

Спустя два года. Был интересный случай, когда в 2016 году, будучи на отдыхе в ОАЭ, я стал получать массу заказов. Тогда хотелось поскорее вернуться и побыстрее реализовать все. Таким образом, мы постепенно становились на ноги, и в месяц отрабатывали от 5 до 10 клиентов. А в 2017-2018 годах к нам начали поступать заказы уже от крупных клиентов. Например, в 2017 году на нас вышли представители отеля The Ritz-Carlton Astana. Как выяснилось позже, один из их сотрудников увидел наши изделия в Facebook и решил обратиться к нам уже с конкретным запросом. Тогда они как раз готовились к открытию и им необходимы были престижные кожаные папки. Несмотря на то, что этот заказ был для нас довольно крупным, мы все успешно исполнили и почти уложись в срок. Позже мы сделали для них также большую партию кожаных костеров (подстаканников).



После успешного опыта с The Ritz-Carlton я решил, что стоит попытать счастье и с другими отелями класса-люкс. Направил запрос на сотрудничество представителям St.Regis Astana и, к счастью, адресовал его грамотному менеджеру, который познакомил меня с руководством. Изначально мы пришли к ним с другой идеей, но, как оказалось, могли стать полезными в изготовлении аксессуаров для отеля — разного рода боксов, ящиков, подносов и т.д. Было страшновато, потому что прежде мы никогда не занимались такими сложными проектами, лазерной резкой и даже не работали с кожзаменителем, только с натуральной кожей. Однако, так требовалось по корпоративному стандарту отеля St.Regis. Как говорится, «глаза боятся, а руки делают» и теперь мы с гордостью можем сказать, что расширили сферу нашей деятельности. И очень рады тому, что нам удалось успешно исполнить еще один масштабный заказ от крупного клиента.



Насколько нам известно, вы также сотрудничали с такими международными компаниями, как Kingston и Pernod Ricard. Какие заказы вы получали от них?

Компания Kingston обратилась к нам с заказом сделать ремни, чтобы поздравить всю мужскую часть компании на 7 мая. Мы с успехом осуществили данный проект, а после они пришли к нам с более масштабным заказом на корпоративные подарки на Новый год. Тогда мы сделали для них также ремни, портмоне и косметички для девушек. Ещё один корпоративный заказ мы сделали для Pernod Ricard на Новый год. Тогда наш план состоял из 30 ремней и 60 сумок. Это была довольно большая нагрузка для нас, но, думаю, мы справились хорошо.

Сколько человек работает в вашей команде? Можно ли считать, что вы уже переросли статус «мастерской» и сейчас являетесь «полноценной фабрикой»?

Основную работу, то есть разработку дизайна и технологическую проработку, включающую в себя подбор лекал и создание прототипов, выполняю я. На самом деле, есть большая разница, если ты хочешь изготовить один экземпляр сумки, или планируешь сделать их в количестве 10 или 100 штук. Здесь как раз таки нужно думать над технологией производства, потому что рано или поздно нужно переходить от создания единичных экземпляров к серии. Поскольку одну модель сумки могут запросить сразу пять клиентов. Конечно, тот факт, что сумки вроде как одинаковые, но немного отличаются, люди, может быть, и не заметят, но подходить к работе таким образом не правильно. Во-первых, это отнимает очень много времени, так как каждый раз все нужно делать по-новому, с нуля. Проще сразу сделать лекала, рассчитанные на партию и запустить их в производство. Очень сложно найти мастеров, которые знают все тонкости нашего дела, особенно при переходе от единичного к серийному производству. Бизнес у нас семейный, поэтому мне в данный момент помогает моя семья. Благо, все они умеют работать руками, поэтому моя задача просто объяснить им, что нам предстоит сделать. Я раскладываю весь процесс, всю технологическую и производственную цепочку, после чего мы приступаем к делу, распределяя между собой роли.



А как вы сами обучались всему этому? 

Во-первых, когда у вас большой опыт работы с материалами (а он у меня был, так как я с детства постоянно мастерил различные поделки), все процессы становятся более-менее понятными изначально. Кроме того, эти, так скажем, «интуитивные» знания подкрепляются отраслевыми книгами, фотографиями, в конце концов, различными специализированными видео на YouTube. Сейчас, конечно, хотелось бы получить профессиональное образование в Италии, в данный момент я нахожусь в поиске средств, спонсорской поддержки, грантов для осуществления давней мечты. Надеюсь, все сложится.

А как вы относитесь к предубеждению, что работать с родственниками очень трудно и лучше это не делать?

Да, если скажу, что это легко, слукавлю. Но деваться некуда (смеется). На самом деле, я планирую в скором времени привлекать к работе наёмных сотрудников, отдав руководящие позиции членам семьи, так как они сейчас проходят через «тернии», учатся и смогут в дальнейшем передать свои знания другим.

Вы говорили о том, что в Казахстане очень сложно найти качественную кожу. Где вы закупаете материалы для производства ваших изделий? И насколько сложно это сделать, учитывая нашу локацию?

Очень сложно найти в Казахстане качественное сырье. В основном мы работаем с итальянской кожей, но закупаем ее в Москве. Потому что работать напрямую с итальянскими фабриками с нашими пока ещё мелкими объемами мы не можем — с их стороны нет никакого интереса. Пробовали работать с белорусским сырьём - не заладилось. После я нашёл компанию в Литве, которая поставляет очень хорошую телячью кожу, с минимальным количеством пороков и тд. Это было для нас настоящим открытием, поэтому в последнее время тесно сотрудничаем именно с литовским партнёром.

Большинство ваших изделий выполнено из телячьей кожи? Вы работаете только с ней или используете другие виды тоже?

Да, основной упор у нас идет на телячью кожу, но также у нас есть изделия из овчины, хотя ее чаще применяют при создании одежды. Иногда работаем с кожей козла. В галантерее подобная кожа называется «шевро», с ней часто работают люксовые бренды. С экзотическими видами мы пока не работаем. Во-первых, это действительно дорого. Во-вторых, для этого нужен достаточно серьезный опыт. В-третьих, сбывать такой товар нужно не менее, чем за $1000 за сумку, иначе это будет вовсе не рентабельно. А найти клиента на такую сумку на нашем достаточно узком рынке непросто. Те, кто может себе это позволить, как правило, покупают сумки в Европе, у известных брендов. Нам соревноваться с ними пока смысла нет.

В таком случае, как вы себя позиционируете — в каком сегменте вы работаете, и как у вас происходит ценообразование?

Скажем так, наши изделия по качеству и уровню исполнения сопоставимы с итальянскими марками, потому что на практике мы делаем то же самое и из тех же материалов. Соответственно, в этих же рамках зажаты по ценообразованию. Есть «сырье», затраты на логистику и на фурнитуру, на аренду и т.д. Работать ниже определенной планки для нас нецелесообразно, поэтому я не понимаю, почему наша продукция должна быть дешевле, когда, по сути, мы предлагаем сопоставимый товар, но сделанный у нас, в Казахстане, в гораздо более жестких условиях, учитывая, что все импортное, завозное, а соответственно — дорогое. Даже если, например, переехать в Стамбул, то там все необходимое для создания коллекции можно взять на месте: у них нет проблем ни с оборудованием, ни с фурнитурой, ни с кожей. У нас же нет абсолютно ничего — наша страна ни делает ничего для легкой промышленности в моем сегменте, поэтому содержать кожевенную мануфактуру для любого предпринимателя — целое испытание. Кроме того, если какой-нибудь неизвестный итальянский бренд может на своей большой фабрике отшивать 50 сумок за смену, то и ценовая политика у них будет складываться по-другому. Мы же отрабатываем одну сумку три рабочих дня и цена формируется из довольно справедливых показателей.

Если говорить конкретно, о каких суммах идёт речь?

В зависимости от того, какой товар вы приобретаете. Например, мужской ремень у нас стоит 12 000 тенге. С доставкой, которую мы осуществляем, обойдётся в 13.000 (мы сверху берём 1000 тенге, хотя отправка посылки обходится для нас дороже). Цена на бумажники и портмоне начинаются от 16 000 тенге и доходят до 20 000 тенге. То есть все в пределах рынка, те же расценки вы увидите в магазинах, где продают данные аксессуары именно из натуральной кожи, а не из различных заменителей. Сумки начинаются от 45 000 тенге. Самая дорогая модель у нас сейчас стоит 80 000 тенге. Мы использовали там действительно очень классную кожу, причём, ее много. И работы по ней много, так как требуется проделать специфические приемы, в числе которых окраска краев. Специалисты поймут, насколько долгая работа.

А как часто вы принимаете оптовые заказы и как справляетесь с ними, учитывая, что у вас все же не завод, где можно реализовывать товар в крупных производственных масштабах?

Говоря об оптовых заказах, я подразумеваю реализацию, условно, несколько десятков единиц товара. Например, 60 сумок и 30 ремней, которые нужно отшить за 45 дней. Это довольно хорошая нагрузка для нашей мануфактуры. Объёмы производства, при которых нам нужно будет выдавать 200 сумок в день, нас пока не интересуют. Это будет уход в сегмент масс-маркета. А там уже нет смысла находится, потому что твоим конкурентом становится армия китайских фабрик. То есть из двух вариантов - масс-маркет или люкс - мы предпочитаем последний. Это очень амбициозно, но думаю, что выжить в luxury-сегменте будет проще. Именно поэтому моя цель на данный момент получить специализированное образование в Европе и отшивать вещи уровня изделий Hermes.



Делаете ли вы кастомизированные изделия, под запросы ваших клиентов?

Я как-то пытался «заигрывать» с этим, но понял, что это не приводит ни к чему хорошему, так как очень много рисков. Я пришёл к тому, что буду сам разрабатывать модель, и если она полюбится клиентам — здорово, если нет, то нет, создадим что-то другое.Конечно, мы не совсем категоричны. Бывает, просят дошить кармашек и если лекала позволяют, можем это сделать. Мы прислушиваемся к просьбам клиентов. Если к нам приходят с эскизами и просят выполнить заказ по их требованиям в одном экземпляре, так не делаем. Другое дело – работа с дизайнерами. Я активно ищу сотрудничества с молодыми марками одежды и сейчас мы готовим прототипы для московского бренда ADA SHEVELEVA.

В вашем ассортименте сейчас ремни, портмоне, сумки, рюкзаки и тд. Собираетесь ли вы расширять его?

Мы можем взяться за любой заказ, где уместно использование кожи. Можем даже сделать что-нибудь из декора для интерьера комнаты. Например, вазы, какие-нибудь панно. С чем я никак не хочу сейчас связываться - это обувь и мебель.



Избежать схожести с сумками других брендов нельзя, ведь все на свете уже давно изобретено. Знаете, отвечая на данный вопрос, хочу процитировать Эвелину Хромченко, которая на одном из интервью сказала: «Сумка — это, прежде всего, функция». Именно поэтому нет ничего удобнее прямоугольной сумки с клапаном. Все мировые дома используют данный формат. Это точно так же, как у автомобилей. Исторически так сложилось, что должны быть 4 колеса и руль и все производители придерживаются этой концепции и обвинять их в плагиате никто даже не задумывается. Мы не делаем точных копий сумок других брендов и не клеим чужие логотипы на свои, но что касается различных форм - тут ограничений ни для кого нет, в том числе для нас.

Было ли ещё что-нибудь критичное в ваш адрес?

Однажды написали, что мы используем кожу убитых животных. К подобным комментариям я отношусь довольно просто. Не думаю, что выбросить на помойку шкуры уже съеденных лошадей, коров, коз, овец - лучший вариант. Почему бы не использовать этот прекрасный материал для не менее прекрасных изделий? Это ведь ханжество, особенно учитывая, что тех же животных мы употребляем в пищу. Я ещё могу понять, когда люди выступают против натурального меха, когда для создания каких-либо предметов гардероба зверя выращивают специально. То, что с ними делают ради их шкур - жуткое зрелище. Ну а когда, большая часть нашей планеты ест мясо, было бы крайне кощунственно не воспользоваться такими дарами природы и не использовать этот отличный материал.

А что значит название вашей компании - «ER»?

Это просто первые две буквы моей фамилии. Однажды, когда я уже отшил несколько сумок, мой друг спросил: «почему ты нигде не ставишь своё клеймо?». Так появилась идея использовать две буквы «ER» и логотип закрепился за нашими изделиями.

Александр, вы проживаете в Караганде, ваш цех находится там же. Не хотелось бы вам перебраться в более крупные мегаполисы, чтобы, например, расширить возможности и тд.?

Друзья меня давно зовут в Алматы, но, если честно, я пока не вижу в этом смысла. Дело в том, что проблема с сырьём (с поставщиками кожи) у нас наблюдается по всей стране, поэтому перемещение по разным городам мне ничего не даст — материал будет сложно достать в любом случае. Возможно, я стану ближе к алматинскому потребителю, который для нас является основным, но я не вижу проблем в том, чтобы использовать интернет для общения с ними, и авиа-почту для доставки товара. На данный момент мы думаем над открытием шоу-рума в Алматы, так как многие все же хотят пощупать, посмотреть товар перед покупкой. Надеемся, в ближайшее время нам удастся осуществить этот план. Ну а так, мы открыты для всего мира, логистика у нас налажена, поэтому развивать отечественную кожевенную мануфактуру будем пока в родной Караганде. 


Веб-сайт: www.er-leather.com

Facebook: ER 

Instagram: @erleathercom 


Просмотров: 1428   Комментариев:

Расскажи друзьям: 


Краткая ссылка: http://hommes.kz/blog/1358/


NEW
Похожие записи