Айганым Егзекова: как оснащают вертолеты и машины для скорой помощи в Казахстане?

Айганым Егзекова — предприниматель из Алматы, основательница холдинга Medial Group, который занимается оснащением клиник под ключ, оборудованием машин скорой помощи и вертолетов санитарной авиации. Идея бизнеса появилась у Айганым во время болезни отца, и сейчас, пять лет спустя, ее группа компаний — лидер по поставке медицинского оборудования на рынке Казахстана. А в этом году она пошла еще дальше и запустила собственное производство машин скорой помощи, благодаря чему они становятся более доступными, чем машины, оснащенные оборудованием из России и Европы. В нашем интервью Айганым рассказала, как заняться оборудованием вертолетов, практически ничего не зная об этом, о трендах в медицине, которые скоро придут в Казахстан и о том, почему женщинам в бизнесе легче, чем мужчинам.


Айганым, расскажите немного о себе. Почему, имея образование в сфере IT и юриспруденции, вы решили заняться медицинским бизнесом, как пришли к этому?

На самом деле, заниматься бизнесом и параллельно работать я начала, еще учась в университете. Первый вуз я закончила по специальности «Организация и технология защиты информации». Это была закрытая специализация в КазНТУ им. Сатпаева, созданная для госструктур, и я попала в «лимитированный» выпуск. Затем я поступила на юрфак в КазНУ, потому что понимала, что мне необходимо знать законы и правильно их использовать. Параллельно работала на кафедре, просто чтобы у меня был какой-никакой опыт работы после окончания вуза. И уже с первого курса в КазНТУ у меня был свой бизнес. Я не могла сидеть на месте, мне нужно было девать куда-то свою энергию, и, конечно, зарабатывать. На первом курсе мы с подругой открыли несколько точек с ксерокс-аппаратами. В моем КазНТУ их было множество, и я, глядя на беспрерывную работу аппаратов, поняла, что у студентов очень сильная потребность и ксерокопировании. Подумала — а во всех ли университетах они есть? Как оказалось, не во всех, и мы договорились с несколькими вузами и колледжами, что поставим у них свои аппараты. Как оказалось, на них можно было хорошо зарабатывать — уже через месяц мы вышли на прибыль, получали по 180 тысяч на человека и могли тратить эти деньги на себя. Этот бизнес был у нас пять лет, затем мне показалось, что он приносит не такие уж большие деньги, и мы решили, что нужно открывать что-то более крупное. 

Закончив университет, я уже с другой подругой открыла танцевальную школу. Подруга была хореографом, а я занималась всеми организационными процессами. Школа просуществовала восемь лет, мы отправляли учеников за границу, получали первые места. Но потом я снова поняла, что и этот бизнес не приносит таких доходов, которых я хочу. Настало время подумать о чем-то более серьезном и масштабном. К слову, после окончания университета я работала еще и наемным сотрудником, успела попробовать себя в двух крупных компаниях.

А как начиналась история с медоборудованием?

Эта история, как многие уже слышали, началась с того, что заболел мой папа. Это было пять лет назад, на тот момент я была в декрете, на руках — трехмесячная дочь. По сути, диагноз был не такой уж серьезный, всего лишь камни в почках. Но в больнице ему сказали, что необходима операция. 21 век — а мелкие камни в почках до сих пор вырезают? Я не понимала, почему нужно действовать такими мерами, и не соглашалась на операцию. Начала изучать этот вопрос, оказалось, что камни выводят из почек ультразвуком, и это нормальная практика во всем мире. Правда, в Алматы я нашла только одну клинику, в которой проводили эту процедуру. Выведение камней заняло от силы полчаса, через 20 минут папу выписали, и он самостоятельно пошел домой. 

Изучая этот вопрос, я пришла к выводу, что у нас в стране не используются возможности медицины, которые доступны большинству людей в мире. Многие попросту не знают, что какие-то заболевания можно вылечить без операций. Почему же мы не можем пользоваться тем, что уже создано и зарекомендовало себя с лучшей стороны? Таким образом, я открыла для себя нишу, в которой могу работать и развиваться. Я знаю IT-системы, знаю, как внедрять их и знаю, что нового можно привнести с их помощью на рынок медицинского оборудования. Так все и началось.

Все говорят — для стартапа нужны большие деньги, гениальная бизнес-идея. У меня не было ни начального капитала, ни офиса, ни бизнес-плана. Я просто решила заняться поставкой медицинского оборудования, для этого нужно было, главным образом, получить лицензию. Помню, был декабрь, я стояла в акимате с трехмесячным ребенком, на улице в машине меня ждал свекр. Каждые два часа я выбегала кормить дочку, и возвращалась опять в бесконечные очереди. Я простояла около шести часов в акимате, но в конце концов мне выдали лицензию, и я начала работать. 

Как вы заявили о себе? Помните первого клиента?

Я создала сайт (помогло IT-образование) и опубликовала объявление о том, что наша компания продает медицинское оборудование. По сути, у меня было ноль тенге в кармане. Но я знала, что мне не нужно ничего вкладывать — можно было договориться о предоплате от клиента или постоплате от поставщика. Моим первым заказчиком, который до сих пор остается любимым и преданным клиентом, была одна из крупнейших компаний в Атырау с головным офисом в России. И вот, мне позвонили из России и спросили: «Вы снабжаете оборудованием вертолеты санитарной авиации?». И я отвечаю: «Конечно!». А сама сижу дома, разговариваю по мобильному, к которому «привязан» городской номер телефона. Так процесс и пошел. Днем я разговаривать не могла, все время проводила с ребенком, поэтому у меня стоял автоотвечик с просьбой написать на e-mail. До десяти вечера занималась дочкой, после десяти и часов до четырех утра — работой. Своего первого клиента «завела», выиграв тендер — поставила минимальную маржу 3%. Основной задачей было договориться с поставщиками на постоплату, что я и сделала. Закупила оборудование, и мы оснастили первый вертолет. И с курьерской компанией, которая обслуживала наш первый заказ, работаем до сих пор. Помню, они приезжали, а в коридоре у меня куча коробок. Выхожу я с ребенком на руках и прошу помочь — распаковать, проверить, снова запаковать, сложить. Конечно, это не входило в их обязанности, но они входили в мое положение, помогали. А сейчас мы запустили в производство не только вертолеты санитарной авиации, но и машины скорой помощи, а также оснащаем клиники под ключ. На сегодняшний день у нас по Казахстану 28 клиник, которые мы оборудовали с нуля. Кстати, логотип компании мы сделали в виде пропеллера от вертолёта – это символично для меня, память о том, с чего все началось.

Не было проблем, связанных с выбором и закупом оборудования? Ведь у вас не было возможности осматривать его лично, вы заказывали все онлайн?

Я всегда точно знаю, что нужно брать, потому что дотошно и детально выспрашиваю все данные у клиента. К примеру, если это рентген-аппарат, то я должна знать, для чего он требуется, кто на нем будет работать, где он будет стоять, на чем специализируется врач, какая ценовая категория интересует клиента. Все мои коллеги, партнеры и сотрудники знают, что я очень требовательна к малейшей детали, все это прописывается в договорах. Мы не можем заказать не то оборудование, которое нужно клиенту, а затем вернуть. Это не сто и не двести тысяч тенге, это вопрос миллионов. Никогда не предлагаю оборудование по акции или потому, что оно новое или модное. Все должно быть четко — модель, конфигурация, каждая деталь. Поэтому ошибки при выборе и закупе исключены.

Были ли в вашей практике случаи, когда вы первыми начали завозить какое-либо оборудование в Казахстан?

Мы завозим новое оборудование, чтобы продемонстрировать его возможности, но здесь есть своя специфика. Это не то же самое, что привезти новую мебель, условно. Нужна регистрация, которая, в свою очередь, требует больших денег и длится около полутора лет. А будет ли этот аппарат актуален через полтора года? Окупишь ли ты средства, вложенные в регистрацию и в ввоз? Есть ли врачи, которые смогут работать на нем? Все это мы анализируем, прежде чем завезти какое-либо оборудование. На данный момент мы завезли интересный цифровой рентген-аппарат, который воздействует на организм минимальным облучением, получили регистрацию в апреле этого года. Обычный человек не знает разницы между аппаратами, но аналоговый рентген вырабатывает в 10-15 раз больше облучений, чем цифровой. Сейчас я, да и многие мои сотрудники, приходя в больницу, смотрим в первую очередь на оборудование, и по нему определяем уровень клиники, понимаем, стоит здесь обслуживаться или нет.

И, наверное, ходите только в те клиники, где стоит ваше оборудование?

На самом деле, да. Потому что я знаю, что наши клиенты закупают только качественное и безопасное оборудование, не жалеют денег на ноу-хау. А мы, в свою очередь, никогда не поставляем оборудование, которое не отвечает самым высоким стандартам. Даже если клиент просит попроще, подешевле, мы скажем: «Возьмите у других». Мы не берем любые заказы, лишь бы продать аппараты. Это принцип компании. Но зато еще ни один клиент не ушел от нас.

Сколько у вас клиентов на сегодняшний день?

Очень много — нефтегазовые компании, Министерство здравоохранения, Управление здравоохранения, Министерство обороны, а также крупнейшие частные клиники. Поставка оборудования — это одно из направлений нашего холдинга. Еще одно крупное направление, которое мы запустили в этом году — собственное производство. Пять лет назад, когда мы только начинали, я сказала себе, что у нас обязательно будет свое производство, и вот мы к этому пришли. Теперь мы официально оборудуем машины скорой помощи за счет собственных мощностей, а не просто перекупаем их. Из обычных фургонов делаем машины скорой помощи — такие, какие вы видите на дорогах нашей страны, и часть из них - это автомобили казахстанского производства. Это была сложная работа, но мы гордимся тем, что вносим свой вклад в промышленное развитие нашей республики.

Также у нас предусмотрено бесплатное обучение по работе на поставляемых нами аппаратах. Это была моя инициатива, потому что мы столкнулись с тем, что врачи не всегда правильно работают на оборудовании, которое мы поставляем. Зачем тратить сотни миллионов на то, чем специалисты не смогут пользоваться? Поэтому мы предлагаем обучение для врачей (занимает около 2-3 недель), и, кроме того, в течение рабочего времени, с 9:00 до 18:00, пять дней в неделю можно звонить к нам и консультироваться по вопросам эксплуатации оборудования. Эту работу мы делаем совершенно бесплатно, потому что я считаю, что бизнес должен быть социально-ответственным.

Мы также знаем, что вы намерены занимается популяризацией профессии врача, расскажите об этом поподробнее?

Это так, проект планируется сугубо социальный, он называется «ДНК». Работать будем со студентами, врачами, одна из целей проекта отправлять их на учебу и стажировку за границу. Мы действительно стремимся к тому, чтобы профессия врача стала престижной в Казахстане. Вот вы знаете кого-нибудь из знаменитых врачей? Как правило, если знаете, то потому, что обращались к ним. А между тем, у нас много именитых врачей, которые практиковали за рубежом, которых приглашают оперировать в клиники по всему миру. Есть много социально-ответственных врачей, у которых прием или операция стоят больших денег, но они готовы помогать бесплатно, если видят, что у пациента нет денег. Почему мы не говорим об этом?

Какие тренды сейчас появились в области медицины? Что было бы полезно привнести на казахстанский рынок?

За рубежом сейчас очень актуальны мобильные клиники, и сейчас мы их внедряем у нас. Пока что в Казахстане есть только машина скоро помощи, флюорографии и рентген-кабинет. Но можно открыть и целую мобильную клинику — стоматологическую, например, и принимать людей у них на дому. Человек позвонил — и к нему приезжает врач со своей клиникой. У нас уже есть для этого все — и оборудование, и лицензия, и все разрешения.

Вы активно пропагандируете женское предпринимательство, какую роль оно играет в вашей жизни?

Это самореализация. Мне нужно выплескивать энергию и воплощать в жизнь свои идеи. Конечно, бывают моменты, когда я устаю до изнеможения и хочу все бросить. Но это состояние длится всего два дня, а потом я встаю и продолжаю работать с новой силой и новыми идеями. Я часто выступаю спикером на форумах, и у меня спрашивают — может ли женщина, мать, стать успешным предпринимателем? Конечно, может! Почему нет? Напротив, я считаю, что женщинам легче заниматься бизнесом, потому что испокон веков женщины лучше умели находить общий язык с кем угодно. У женщин хорошо развита интуиция — ни один мужчина не может этим похвастаться. Я очень поддерживаю женщин-предпринимателей, и советую никому не бояться открывать собственный бизнес. Ну, и главное — нужно заниматься тем, что тебе нравится. Банальный совет, но это правда. Если тебе не нравится дело, которым ты занимаешься, оно никогда не будет успешным, потому что ты не захочешь изучать его глубоко. Я всегда говорю своим сотрудникам и коллегам: «Ребята, здесь собираются только единомышленники. Если вам не нравится ваша работа, не нужно тратить свое время и силы. А если нравится — вы далеко пойдете, станете экспертом в этой области». Меня восхищают люди, которые по-настоящему вдохновлены чем-то. Меня вдохновляет то, что мы помогаем людям. Мы не врачи, но мы привозим оборудование, и тем самым заботимся о здоровье казахстанцев. А если будет нравиться дело, которым ты занимаешься, если оно вдохновляет тебя, то придут и клиенты, и деньги, и успех. 


Просмотров: 7727   Комментариев:

Расскажи друзьям: 


Краткая ссылка: http://hommes.kz/blog/1432/


NEW
Похожие записи