Как алматинцы делают бизнес на комбикормах

IMG_2418 — копия.jpg

Эрнес Абрамян и Дамир Саурыкбаев – предприниматели из Алматы, основатели завода по производству комбикормов для птицефабрик и животноводческих хозяйств. Начинали они с перепродажи бобов, кукурузы и ячменя, затем открыли небольшой цех по производству соевого шрота, и в прошлом году запустили производство готовых кормов. Сейчас они изготавливают 40-45 тонн кормов в месяц, а их основные клиенты – бройлерные птицефабрики. В этом году Эрнес и Дамир выиграли грант от фонда «Саби» – $25 000. Благодаря этой поддержке ребята планируют повысить объемы производства, расширить рынок сбыта и увеличить объемы производства на 60-70%.


Расскажите немного о себе – сколько вам лет, как вы познакомились, чем занимались, пока не основали общий бизнес?

Эрнес: Меня зовут Эрнес, мне 27 лет, я закончил среднюю школу имени Белинского в городе Каскелен, затем поступил в Международную Академию Бизнеса (сейчас она называется Almaty Management University), закончил ее в 2015 году по специальности «менеджмент». Со студенчества занимался мелким бизнесом, в основном, куплей-продажей. Так и пришел в сферу сельского хозяйства. Здесь я открыл для себя тот факт, что сельхозкультуры сильно меняются в цене в зависимости от сезона и урожая. Первое время я покупал соевые бобы в небольших объемах и перепродавал их производственным компаниям и цехам после того, как подорожают. Работая в этой сфере познакомился с Дамиром, и вместе с ним мы решили запустить небольшое производство – взяли в аренду экструдер и начали перерабатывать соевые бобы.

Дамир: К тому времени, как мы познакомились, я также занимался перепродажей бобов, кукурузы, сафлора, ячменя. Мне, к слову, 35 лет, я закончил Академию гражданской авиации, позже получил второе высшее образование по специальности «экономика». В 2015 году мы вместе с Эрнесом запустили собственный бизнес, в 2016 – построили небольшой цех по производству соевого шрота, и с прошлого года начали выпускать готовые корма.

Эрнес: Наше производство находится в Илийском районе Алматинской области. Каждый из нас старается выполнять определенные роли – Дамир больше специализируется на продажах, закупе сырья и бухгалтерии, у него в этом больше опыта, а я, в свою очередь, занимаюсь операционной деятельностью, контролирую производственные процессы и другие рабочие моменты. Сейчас мы уже не просто партнеры, но и друзья.

photo5364010632392846688.jpg

Можете объяснить, что подразумевают под собой готовые корма, и для кого они предназначены?

Эрнес: Изначально мы производили основные высокопротеиновые компоненты для кормов. На самом деле, все производимые нами компоненты (соевый жмых, экструдированная соя, соевый шрот) можно рассматривать как отдельные корма, однако птицефабрики и хозяйства должны смешивать компоненты и добавлять некоторые другие, чтобы наполнить рацион животных и птиц достаточным количеством жиров, белков, витаминов и прочих составляющих. Поэтому около года назад мы решили попробовать самостоятельно выпускать готовые корма, сейчас ориентируемся больше на птицефабрики, как на основных клиентов.

Почему именно на птицефабрики? Вы не работаете с животноводческими хозяйствами?

Эрнес: Мы уже давно работаем с птицефабриками, знаем рынок и клиентов, и на данный момент специализируемся именно на корме для бройлерных птиц, поскольку изучили наиболее подходящие рецепты для них. Но на самом деле, у нас есть смеситель российского производства, способный производить корма не только для птицы, но и для крупного и мелкого рогатого скота.

photo5364010632392846690.jpg

Как проходит процесс производства кормов?

Эрнес: Если говорить понятным языком, то любой корм – это набор определенных компонентов. Для того, чтобы получить тот или иной корм для животного или птицы, нужна рецептура, по которой он будет изготовлен. Если мы говорим про птицу, то, как правило, это наиболее сложные рецепты, включающие множество компонентов, таких как пшеница, кукуруза, ячмень, дрожжи кормовые, трикальцийфосфат, рыбная мука, шрот подсолнечный, соя экструдированная, масло подсолнечное, соевый жмых, премиксы. Многие компоненты взаимозаменяемы и взаимодополняемы, тут крайне важно правильно соблюдать пропорции и контролировать уровень белка (с помощью которого птица растет и набирает массу), жиры, витамины, аминокислоты и прочее. В нашем случае, часть компонентов мы производим самостоятельно (из соевых бобов и семян подсолнечника), сельхозкультуры закупаем у крестьянских хозяйств, витамины и премиксы - у других производителей.

Какой объем продукции вы производите сейчас?

Эрнес: Сейчас мы производим примерно 10-12 тонн в неделю, соответственно, это 40-45 тонн в месяц. Это немного для данного бизнеса, и мы способны производить больше, к чему и стремимся, но тут стоит вопрос в реализации и оборотных средствах. Зачастую у крупных птицефабрик уже есть собственные комбикормовые заводы и цеха, в которых они самостоятельно производят корма для животных, регулируют рецепты и подгоняют их под свои нужды. Но у нас есть потенциал роста, сейчас мы работаем по B2B модели, наши клиенты – это чаще всего малый и средний бизнес. Здесь очень много игроков, множество хозяйств и есть потенциал для роста. Но также существует и другой вектор роста – это мелкая розница. Думаю, многие видели в маленьких городах и поселках точки, в которых продают различные корма. Как правило, их продукция рассчитана на частных лиц, то есть одного-двух мешков клиенту хватает на пару недель, потом этот клиент приходит опять. Эти точки часто продают комбикорм с большой наценкой, так как изготавливают его вручную и покупают компоненты в малом количество, но по высокой цене. Именно такие комбикормовые точки являются вторым вектором развития – они покупают понемногу, но постоянно, а также платят по факту: получили товар – оплатили. С более крупными клиентами так не работают, тут обязательно нужно давать отсрочки платежа, пробные партии и прочие привилегии. Животноводство и птицеводство – очень кропотливая работа, и нам как партнерам этих хозяйств нужно это понимать.

photo5364010632392846687.jpg

У ваших кормов есть какие-либо преимущества перед продукцией других производителей?

Эрнес: Каждый рецепт уникален, зачастую мы изготавливаем корма по конкретной рецептуре заказчика. Но наше преимущество как компании заключается в том, что мы являемся производителями множества компонентов, которые входят в комбикорм. Мы самостоятельно экструдируем соевые бобы, можем самостоятельно отжимать масло из семян подсолнечника, тем самым получая нерафинированное подсолнечное масло холодного отжима и подсолнечный жмых, которые также необходимы для большинства видов комбикорма.

Как качество корма отражается на мясе скота и птицы?

Эрнес: Качество корма и его компонентов сильно сказывается на животных, так как от них зависит период и качество набора веса. Всего один неправильно обработанный компонент из состава комбикорма может убить животное или птицу. Например, если в процессе экструдирования соевых бобов неправильно выставлена температура и соевые бобы не прошли достаточную термообработку, то в конечном продукте будет слишком высокий процент уреазы, которая убивает птицу. Или, например, если перегреть компонент, то у животных может быть неусваиваемость. Именно поэтому большинство крупных птицефабрик и ферм имеют свои комбикормовые заводы и содержат целые лаборатории, в которых отслеживают качество корма, комбикорма, сырья и компонентов, поступающих к ним.

Оказывает ли государство поддержку предприятиям, занимающимся производством продуктов для животноводства? Если да, то какую?

Эрнес: Честно говоря, мы привыкли больше рассчитывать на собственные силы. В определенные моменты, на начальных этапах, мы, конечно же, использовали кредиты, но как сейчас обстоят дела, мы, к сожалению, не можем точно сказать. Но стоит отметить, что в Казахстане есть определенные виды экономической деятельности, у которых есть налоговые послабления. Так мы, например, платим НДС с 70% упразднением – такой помощью мы, конечно же, пользуемся и благодарны за нее государству. Но не стоит путать это с «халявой» или полным освобождением - так как мы закупаем сырье у крестьянских хозяйств (которые не являются плательщиками НДС), то вынуждены платить НДС со стоимости конечного продукта, без вычета расходов. Условно, если мы купили соевые бобы по 100 тенге, переработали их и продали за 150 тенге, то налог мы заплатим не с 50 тенге (добавочной стоимости 150-100), а с полной конечной стоимости – 150 тенге. Также стоит отметить, что в целом, государство создает довольно благоприятные условия для аграрного и сельскохозяйственного сектора.

photo5364010632392846691.jpg

Какова доля отечественных кормов на рынке Казахстана по сравнению с импортными?

Эрнес: Это сложный вопрос, если мы говорим конкретно про корма для птицы и крупного/мелкого рогатого скота, то эта цифра, как бы это странно ни звучало, близка к 100%. Другое дело – если мы говорим про какие-либо компоненты. Некоторые компании и хозяйства закупают, например, соевый шрот из России или дальнего зарубежья в определенные сезоны, но не всегда. Это действительно дешевле, чем покупать у наших производителей, но стоит заметить, что это всего лишь один компонент и его процент в различных рецептурах колеблется от 3 до 10%, тогда как львиную долю сырья абсолютное большинство производителей все равно покупает в Казахстане. Кукуруза, пшеница, ячмень, соя, подсолнечник – этого всего у нас предостаточно, и выгоднее покупать их у нас в стране, как из соображений логистических, так и чисто экономических. Но если вы спросите про корм для домашних животных, то я предположу, что очень много корма у нас завозят из ближнего и дальнего зарубежья, но это уже совсем другое направление.

Отразился ли на вашем бизнесе двухмесячный карантин и закрытие границ? Если да, то каким образом?

Эрнес: На самом деле, карантин отразился на любом бизнесе. Мы пострадали не настолько, как, к примеру, ресторанный бизнес или сфера услуг, но объемы производства упали – в большей степени, из-за резкого скачка цен на сырье, а также логистических проблем в первые недели карантина. Также нужно заметить, что проблемы возникли и у наших клиентов – многие маленькие фермы и птичники сократили свои объемы. Помимо этого, нам пришлось немного удлинить процесс и разделить линию подготовки, переработки и расфасовки, чтобы обеспечить безопасность работников. Карантин внес свои коррективы в наше дело, но любая проблема – это новый вызов. Мы смогли пережить это время, хотя карантин и пандемия еще не закончились, но ситуация начала меняться в лучшую сторону, и это радует. Рабочие места мы не сократили, единственное, в связи с уменьшением объемов производства, некоторые работники, которые выполняли сдельную работу, получили немного меньше обычного, но источник дохода не потеряли.

IMG_2204 — копия.jpg

Радует, что настрой у вас оптимистичный) На что будет направлен грант от фонда «Саби»?

Эрнес: Грант планируем потратить на грузовую машину для снижения логистических затрат, что, в свою очередь, поможет повысить объем производства. Также на эти деньги мы приобретем гранулятор для удобства транспортировки и более длительного хранения кормов.

IMG_2457 — копия.jpg

Какие цели вы ставите себе через год?

Эрнес: Мы работаем уже около года, объемы производства постепенно растут, но на данном этапе мы работаем в половину мощности и у нас есть потенциал для роста – есть неосвоенный рынок сбыта (мелкая розница и небольшие точки продаж). Через год мы планируем увеличить объемы производства на 60-70%, а также расширить рынок сбыта – как я уже отметил, в планах у нас налаживание сотрудничества с мелкими розничными точками. 


Просмотров: 2848   Комментариев:

Расскажи друзьям: 


Краткая ссылка: http://hommes.kz/blog/1521/


NEW
Похожие записи